СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Национальный банк предоставляет финансово-кредитным учреждениям страны денежные займы, направляемые на пополнение ликвидности и рефинансирование временной нехватки финансовых ресурсов.
Кредитование и ломбардный список
Березинский биосферный заповедник — старейшая и единственная в Республике Беларусь охраняемая природная территория самого высокого ранга. Это настоящий эталон естественной природы, один из немногих сохранившихся в первозданном виде уголков европейской части южной тайги.
Березинскому заповеднику — 90 лет
Сегодня городской клинический кожно-венерологический диспансер - одно из крупнейших учреждений здравоохранения Беларуси по оказанию современной специализированной дерматологической помощи.
Городской клинический кожно-венерологический диспансер г.Минска
Царь польский и великий князь финляндский Александр Николаевич Романов, принцы Карл и Альберт Прусские охотились в Беловежской пуще с удовольствием. В честь высоких гостей был устраивали фейерверки и королевское «полеванье». Забава обошлась казне в 18 тысяч рублей серебром. Устроителей одарили бриллиантовыми перстнями, загонщиков - золотыми часами.
Хроники Беловежской пущи. Царская охота
Ампула — герметически запаянный стеклянный сосуд, предназначенный для хранения лекарственных препаратов. Как их производят? Узнаем из видео.
Как делают ампулы с лекарствами?
Основные виды банковских пластиковых карточек.
Какими бывают банковские карточки?
Программа ТВ

Футбол вчера

Футбол вчера

«Все канадцы, которым к сентябрю 1972 года исполнилось 6 лет, помнят, где они были и что они делали 28 сентября 1972 года, когда Пол Хендерсон забил гол!» Это о победе Канады над СССР в Суперсерии-72 писал директор Ассоциации игроков НХЛ.

Преувеличения здесь нет – хоккей для канадцев национальная религия и национальное достояние. Канада – одна из самых развитых и богатых стран мира. Она горда своими достижениями в сельском хозяйстве, судостроительстве, электронике, науке, но ничто так не объединяет, ничто так не формирует любовь и патриотизм к поселку, городу, провинции, наконец, к стране, как эта удивительная игра – хоккей! Это происходит не только  в Канаде.

Бразилия – это ассоциации: футбол, Пеле, карнавал.

Италия – набившая уже оскомину фраза: «Кальчио – это образ жизни!'

Британия, Испания и иже с ними: королева, принц, футбол, но футбол – впереди.

Завидно и одновременно досадно.

А досадно не от зависти, а от того, что и у нас было чему радоваться и чем гордиться. Досадно, что не сберегли, вернее, отнеслись, как не к своему, как к чему-то временному и не очень важному. А ведь то, о чем написал Иглсон, составляет фундамент патриотизма к своей стране, любви и уважения к себе как к части всего этого.

Мальчишки во всем мире, наверное, одинаковы. И если их поглощает страсть к чему-либо и они остаются верны этому на всю жизнь, то для них не остается где-то за туманом то, что они видели, испытали много десятилетий назад.

Опустимся по лестнице времени на десятилетие вниз от Суперсерии 1972 года.

1960 год. Минск, середина лета, стадион «Динамо», футбол. «Беларусь» принимала соперника. Кого – не помню, вернее не разглядел название команды на башнях, где переворачивали вручную диски с цифрами после забитых голов. Я был ненамного старше канадских мальчишек 1972 года. Игры почти не видел. Передо мной постоянно вскакивали и кричали какие-то дядьки, закрывая обзор, да и мне было не интересно. Я был с мамой и ее друзьями, среди которых был игрок «Урожая» - команды класса «Б», который и пригласил нас всех на этот матч.

На следующий день я рассказал соседским ребятам о том, где я был. Сразу мне не поверили, но чуть спустя я уже был столь знаменитой личностью, что приходили ко мне с соседнего двора пацаны с вопросами об игре, игроках и счете. Врал им безбожно, ибо почти ничего не видел, а фамилии игроков услыхал впервые от задающих вопросы. Тут же включили меня в команду нашего двора. А играть я совсем не умел, и даже к этому времени не пробовал. Повезло, что не было мяча, иначе ореол моей исключительности тут же бы испарился. Но тут я ощутил, скорее, интуитивно почувствовал, что я прикоснулся к чему-то таинственно важному, очень интересному и нужному. Почувствовал, что полностью заполненный бурлящий стадион жил какой-то еще неведомой мне интересной и чудесной жизнью. Утром я проснулся счастливым и знающим, что делать, - узнать о футболе все и всему научиться. От позора меня спас отъезд в летний пионерский лагерь. Даже теперь, пятидесятилетие спустя, не могу понять, как произошло то, что за полтора месяца я усвоил и научился тому, что мои сверстники уже давным-давно умели. Во дворе и школе мне уже было не стыдно за свой футбол.

Читал и узнавал о футболе все и везде. Бразилия – чемпион мира. Сборная СССР – только что стала чемпионом Европы. Фамилии футболистов звучали как самая красивая музыка. Пеле, Гаринча, Жильмар, Вава, Диди… Понедельник, Яшин, Нетто…

С 1960 года футбол – моя память, радость и любовь.

С осени начал ходить на футбол. На стадион «Динамо» ездил на трамвае. Ездил один. Проходил на трибуны по принципу «Дядя, проведи, пожалуйста!». Осечек никогда не было. Ходил на «Урожай». Он играл в классе «Б», но играл хорошо и всегда выигрывал. Некоторые матчи хорошо помнятся до сих пор. Игроки были для меня чуть ли ни небожителями. Запомнились хорошо вратарь Журавенко, полевые игроки Бачурин, Бахмутов, Блажевич, Артемов, Гончаров, Чергинец. Да-да, тот самый Николай Чергинец, ныне генерал-лейтенант, председатель Союза писателей Беларуси, автор многих книг. Играл в основном правым крайним нападающим, очень прилично.

Итак, смотреть было что. А читать… Была единственная в то время газета, которая писала о спорте, - «Физкультурник Белоруссии». О футболе – краткие отчеты и результаты матчей команд класса «А» и «Б». Газета выходила два раза в неделю, но для меня это был глоток свежего воздуха. Я бесконечно изучал таблицы обоих первенств, искал знакомые фамилии игроков, авторов голов и т.д. Когда уже не было, что читать, а до следующего номера газеты было 2-3 дня, я ехал через весь город на стадион «Динамо».

В те далекие годы, весной, летом и осенью, возле центрального входа на стадион собирались любители футбола – «болелы». Говорили в основном о футболе, но не только. Для меня это было ликбезом футбола, жизни и отношений между взрослыми людьми. Самым интересным были – слухи о переходах игроков из одних команд в другие. А факт, что через 2-3 месяца эти слухи превращались в явь и публиковались в прессе. Там же, у входа на стадион, на деревянном стенде вывешивалась газета «Советский спорт». Для меня это было настоящим открытием.

Мы жили с мамой очень скромно. Простая женщина, она почувствовала: то, чем  увлекся до одержимости ее сын, очень нужно и необходимо ему. В один из выходных дней она повезла меня в город, и мы купили кожаный футбольный мяч с камерой и шнуровкой, а еще через несколько дней принесла квитанцию: выписала газету «Советский спорт»! Сказать, что я был счастлив, - не сказать ничего. Полвека прошло с тех пор, но когда я об этом вспоминаю, меня охватывает чувство трогательной благодарности матери…

Номер «Советского спорта» приходил через день после его выхода из печати. Ожидание его тоже превращалось в своеобразное действо. Когда интересуешься чем-то, то новые открытия тебя посещают часто и, как правило, неожиданно. Однажды увидел в киоске еженедельник «Футбол». С тех пор по вторникам с самого открытия киоска я был на посту. Привозили всего 5-10 номеров. Любителей футбола тогда было достаточно, и иногда мне не доставалось этого еженедельника. В такой день горе и отчаяние мое были неописуемы. Женщина-киоскер прониклась преданностью моей страсти и стала оставлять мне номер «Футбола». Из него я стал узнавать о чемпионатах европейских стран, о звездах мирового футбола. Особенно меня впечатляли статистические материалы Константина Есенина, большого знатока футбола, сына знаменитого русского поэта Сергея Есенина. С каким наслаждением читал обзоры  и аналитику главного редактора «Футбола» Мартына Мержанова! Потрясающей эрудиции был этот человек. Благодаря ему многие спортсмены стали известными журналистами, теле- и радиокомментаторами.

Еще один канал информации о футболе – радиокомментарии. Телетрансляций в то время было очень и очень мало, да и само телевидение только-только набирало силу. Из Москвы вещали Николай Озеров, Ян Спарре и, конечно же, Вадим Синявский. О Синявском говорили с придыханием и с непередаваемой симпатией. Он, как студент «на зачетку», наработал рейтинг в 1945 году репортажами о турне «динамовцев» Москвы по Великобритании. Ну а «зачетка» отдавала ему должное затем почти четверть века. Его репортажи – это разговор со слушателями, больше о жизни, нежели об игре. Мне тогда, с моим детско-юношеском максимализмом, хотелось слышать, конечно, кто отдал, кто забил, кто и что делал на поле. И только теперь я понимаю, что его репортажи были профессиональным шедевром...

Ну и еще с одним предметом у меня связаны яркие воспоминания того времени. Это – радиотарелка, висящая на стене в моей комнате, по которой в 23.00 ежедневно передавался спортивный дневник. Очень много было связано с этой тарелкой, но об этом – чуть позже.

С 1961 года (с 12 лет) ходил на игры «Беларуси». Команда играла в классе «А», «Урожай» был расформирован. Играла «Беларусь» слабо. Забегая вперед, скажу, что по итогам того сезона она заняла 19 место из 22. Стадион же, как всегда, был заполнен «под завязку», билетов было не достать. Доехать или уехать со стадиона было очень проблематично. Многие шли пешком через весь город, предвкушая или обсуждая будущие или состоявшиеся события на футбольном поле. Очень много среди болельщиков было мальчишек разного возраста. Футбол был их страстью, любовью и чуть ли не единственным интересом…

Как-то так случилось со мной, что ассоциации, связанные с именем конкретного человека, у меня сочетались с его образом в какой-то мгновение жизни или действия. Оно навсегда запечатлелось в моей памяти. Причем этот образ не всегда соотносился с его имиджем или заслугами.

Например, Яшин. В памяти - этот его отчаянный прыжок на сумасшедший по силе удар Геннадия Хасина в матче «Беларусь» - «Динамо» (Москва). Хасин забил два почти одинаковых мяча, «Беларусь» тогда победила корифеев из Москвы 2:0, ворота которых защищал лучший вратарь мира, а Гена Хасин до того попадал в ворота в лучшем случае один раз из десяти.

Когда встречаю Сергея Шитковского-старшего, то вижу его в момент перекладывания клюшки с одной руки в другую (хоккеисты знают, что это такое).

Александр Прокопенко ассоциируется с голом киевскому «Динамо» «каблуком».

Да, канадские мальчишки, возможно, помнят в деталях гол Хендерсона в Суперсерии-72; а мы, мальчишки страны Советов, столицы Белоруссии города Минска, до таких же деталей помним все, что тогда происходило на любимом «Динамо» с обожаемой нами командой «Беларусь». Пусть то, о чем поколения помнят в Канаде, кому-то покажется несопоставимым с тем, о чем я пишу, но нам тоже есть о чем помнить, и не в меньшей степени радоваться тому, что имели мы!

Ну, а теперь о радиотарелке, любви к футболу и патриотизме.

1962 год. Чемпионат мира в Чили. В групповом турнире сборные СССР, Югославии, Уругвая и Колумбии. Сборная СССР – явный фаворит. Ни до, ни после, по мнению специалистов и любителей футбола, такой сильной сборной Советский Союз не имел. Вот они, корифеи, выходившие на поле в чилийском городе Арика: Яшин, Дубинский, Чохели, Воронин, Нетто, Метревели, Понедельник, Валентин Иванов, Мамыкин, Месхи…

В первой игре победили Югославию 2:0. Следующая игра с Колумбией. Считалось, что это для СССР проходной матч. Ночью я, затаив дыхание, слушал по этой пресловутой «тарелке» сообщение из Чили.

Первое сообщение – наша сборная ведет 3:0.

Второе – счет 4:1 и до конца 10-15 минут…

И как гром среди ясного неба – матч закончен, счет 4:4… описать тот шок было невозможно! Я был ранен, убит, и… я плакал. Мне казалось – наступил конец света. Но… с утра люди шли на работу, мои товарищи, хоть и с кислыми лицами, занимались своими повседневными делами, а вечером нас ждали очередные баталии в дыр-дыр, где мы воображали себя кто Понедельником, кто Мамыкиным, кто Ворониным. Конечно, ничья с Колумбией просто не укладывалась в нашем сознании, но впереди был решающий матч с Уругваем, и мы были уверены в победе нашей команды, потому что мы – Советский Союз, а значит самые лучшие и самые сильные!

И еще, надежды и уверенность в нашей победе над Уругваем имели очень веские основания. За несколько месяцев до чемпионата мира сборная СССР принимала в Москве в контрольном матче сборную Уругвая и «раскатала» эту очень сильную команду со счетом 5:0. Три гола забил центральный нападающий ЦСКА. Кто это был? Всплывает в памяти песня-шутка Владимира Высоцкого «О слухах». В ней есть такие слова: «Говорят, Мамыкина снимают - за разврат его, за пьянство, за дебош…». Это - об Алексее Мамыкине, тренере ЦСКА, а ранее – центрфорварде этой команды, ее бомбардире и игроке сборной СССР 60-х годов. Так вот, три гола в контрольном матче тогда Уругваю забил Алексей. Так случилось и в Чили: победили Уругвай 2:1 и вышли в четвертьфинал.

Дальше…ну это уже другая история. Так переживали за свою страну мальчишки начала 60-х годов.

Если кто-то хочет провести параллели между молодыми болельщиками тех лет и нынешними фанатами, то будет глубоко неправ. Конечно, возможно, теперь сказанное может быть воспринято как ворчание пожилого человека – «раньше все было лучше, интереснее». Но тогда все же «болели» индивидуально, у каждого было свое мнение и видение насчет происходящего, и все это позволяло в едином, потрясающем по своей силе и красоте порыве воспарить человеку над своими заботами, невзгодами, трудностями, стать непосредственным участником действа на футбольном поле.

Нынешние фанатские движения, с их совместными кричалками, скандированиями, установками, что можно, а что нельзя, командами, баннерами и прочей атрибутикой кажутся вторым или третьим дивизионом в табеле о рангах любителей футбола тех далеких лет.

Так, наблюдая по телевизору матчи английской премьер-лиги или немецкой Бундеслиги, не вижу ни заграждений, ни рвов, отделяющих трибуны от футбольного поля. Даже полиции нет, одни стюарды. На трибунах мужья с женами, детьми. Много женщин. Мы же до сих пор футбол на «Динамо» смотрим через железные прутья ограждения. Фанаты и наша доблестная служба порядка отбили у многих людей охоту ходить на стадион. Пятьдесят лет назад на футбол тоже ходили с детьми, подругами, женами. А сегодня чуть ли не главным зрителем наших футбольных чемпионатов являются фанаты. И даже их, чуть ли ни единственных посетителей матчей в Беларуси, загоняют на самые неудобные места, окружают кордоном людей с дубинками, раздевают чуть ли не догола при досмотрах. Возможно, это вынужденные меры. Но патриотизм возникает и проявляется из уважения к себе, из чувства принадлежности к обществу, которое любит и уважает тебя, которое видит в тебе личность. Когда же приходишь на стадион и садишься на грязное кресло, когда стражи порядка видят в тебе исключительно потенциального нарушителя их спокойствия, когда цена билета значительно подрывает твой семейный бюджет, то не удивительно, что пустотами зияет стадион, даже на матчах с участием чемпионов мира и обладателей Кубка европейских чемпионов.

Странно, что игра №1 у нас в такой немилости. Ведь она без зрителей не живет. Даже тренер сборной Георгий Кондратьев с упорством, достойным лучшего применения, твердит, что Беларусь – «не футбольная страна'… Это неправда! И ничего особого делать не нужно, чтобы она, игра, возвратила свое изначальное положение. Посмотрите на Минск-Арену: работает по принципу - все для посетителя. А это «все» - нормальные условия, уважение и достойное обслуживание. Вот и аншлаги. И даже пресловутый слоган «Купляйце беларускае» на Минск-Арене, пожалуй, не звучит иронично...

Огромное значение для возрождения и становления футбола – и как игры, и как социального явления – имеют СМИ. Конечно, есть соблазн «забронзоветь», гордясь своей информированностью, ставить зрителя несколько ниже себя в знании игры, рассказывать околофутбольные новости и вещать о «жареных фактах», то есть быть специалистом «во всем». Но для молодых и перспективных есть Сергей Новиков – безусловно, лучший комментатор страны, который научит, поправит и подтолкнет, куда нужно.

Мечта!

Хочу, чтобы в Минске был стадион европейского класса, полные трибуны болельщиков, хорошие местные и зарубежные команды.

Вижу себя, идущего на футбол и отвечающего «К сожалению, нет!» людям, спрашивающим «лишний билетик».

Рассказывающим соседям по трибуне о Малафееве и Чергинце, Зарембо и Усаторре, Мустыгине и Пудышеве, Кондратьеве и Прокопенко.

О любви, памяти и радости – о футболе!

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ