СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Городская туберкулезная больница проводит принудительную госпитализацию и лечение уклоняющихся от лечения лиц с туберкулезом органов дыхания из числа жителей Минска, граждан из других регионов Беларуси и иностранных граждан.
Минская городская туберкулезная больница
Находится в пределах Витебской, на северо-востоке Гродненской и севере Минской областей. Южная граница проходит Вильнюс — Молодечно — Бегомль — Холопеничи — Ореховск.
Достопримечательности браславского поозерья
Ивацевичский район расположен на севере Брестской области.
Ивацевичский район
Содружество Независимых Государств – это форма сотрудничества равноправных независимых государств, международная региональная организация, регулирующая взаимоотношения между странами.
История образования и развития Содружества Независимых Государств
Сюжет игры напрямую затрагивает операцию «Багратион» - одну из самых крупных военных операций за всю историю, проходившую летом 1944 года, в ходе которой была освобождена большая часть Беларуси, а также Польши и Прибалтики. Стоит отметить, что именно Беларусь сыграла в данной операции огромное значение – это и попытались донести до игроков авторы стратегии, что у них и получилось.
Операция «Багратион»
Авторская программа актрисы Алеси Пуховой «Сладкая жизнь» поможет приготовить самые вкусные десерты!
От конфитюр до авантюр
Программа ТВ

Яков Наркевич-Иодко: человек, опередивший Маркони и Тесла

Яков Наркевич-Иодко: человек, опередивший Маркони и Тесла

Виртуозный пианист, которому рукоплескал Париж, помещик-филантроп, выдающийся исследователь электричества, чьи открытия и сегодня используют медики и криминалисты – белорусский изобретатель радио был поистине многогранной личностью

Изобретение радио – величайшая веха в истории человечества. На смену телеграфу, опутавшему мир ломкими кабелями и проводами, пришла связь, для которой были нужны лишь передатчик, приёмник, и пустота пространства. Спустя несколько десятилетий человечество жило уже в действительно информационной среде: невидимые радиосигналы, посланные человеком, наполнили биосферу, став её неотъемлемой частью. Как и любое крупное явление в мире науки, радио имеет много «отцов», среди которых есть учёные и самоучки с разных концов планеты: дантист Малон Лумис, физик Никола Тесла, инженер Александр Попов… Изобретение радио растянулось на пару десятков лет, поэтому определить настоящего первооткрывателя вряд ли представляется возможным. Однако сегодня среди изобретателей радио редко вспоминают имя Якова Наркевича-Йодко – белорусского ученого, который не просто создал первый радиоприёмник, – а сделал это раньше своих именитых коллег.

В официальной хронологии радио затерялась дата 12 февраля 1891 года. Именно в этот день белорусский учёный Яков Наркевич-Йодко на заседании Русского физико-химического общества в Санкт-Петербурге продемонстрировал опыт, в ходе которого он при помощи антенны, телефонной трубки и цветочного горшка принял электромагнитные излучения от грозы, находящейся примерно в 100 километрах от места проведения опыта. Трубка, антенна и детектор – типичные составляющие радиоаппарата. Дело происходило в 1891 году – за несколько лет до аналогичных изобретений Теслы и Маркони… В 1892 году Наркевич-Йодко успешно повторил свой опыт в Праге, однако, патент оформлять не стал – его интересовали совсем другие изобретения, связанные с электричеством. Именно поэтому история изобретения радио имеет тот вид, который изучается сегодня: белорусский учёный просто не ставил своё изобретение в один ряд с другими, на его взгляд, гораздо более важными собственными открытиями. Кто же он такой, этот загадочный изобретатель?

Музыкальный момент

Яков Оттонович Наркевич-Йодко, потомственный дворянин, родился 4 декабря 1847 года в имении Турин Игуменского уезда Минской губернии. Его мать приходилась внучкой старшей сестре Тадеуша Костюшко, а сам он происходил из старинного дворянского рода герба Лис белорусско-польских знатных родов.

Изначально Яков не планировал заниматься наукой. В семейном поместье появился преподаватель игры на фортепиано  – матери казалось, что сыну нравится музыка.  И действительно, она по-настоящему захватила мальчика! Он видел музыке своё будущее, и всё своё природное усердие вкладывал в оттачивание манеры собственной игры. Тринадцати лет его определили в Минскую губернскую гимназию, откуда он выпустился в 1865 году, имея диплом бакалавра наук. В то время ему уже были интересны естественные науки, однако перед этим Яков Оттонович успел вкусить и творческой жизни: в своём музыкально турне он объехал многие страны Европы.  Во время концерта в королевском дворце Тюильри молодой музыкант сорвал овацию. Уже тогда Наркевич-Йодко ценился как композитор и в Европе, и на Родине – хотя ему только исполнилось 17 лет.

Но внезапно музыкальная карьера оборвалась. Яков Оттонович почувствовал, что у него другое призвание и поступил на медицинское отделение университета Сорбонны. Белорус за время учёбы пережил 4-месячную осаду Парижа войсками Бисмарка, так и не взяв в руки оружия. Вместо этого он давал уроки музыки парижским детям, за которые их родители платили... обедами. В осаждённом городе было сложно найти даже кусок хлеба, а на рынках за бешеные деньги продавались кошки и крысы. Денег у студента не было, и лишь музыка помогла ему выжить. В 1871 году правительство Наполеона III пало, в Париж вошли немецкие войска, а Яков Оттонович уехал на Родину, чтобы заняться там наукой.

Свои изыскания Наркевич-Йодко проводил в отцовском имении Наднёман. Вчерашний студент, так и не получивший системного образования, Яков Оттонович довольно скоро привлёк внимание Академии Наук Санкт-Петербурга, и с ним был заключён контракт. Музыка окончательно стала хобби, а наука, к радости Наркевича-Йодки, стала его жизнью.

«Повелитель молний» из Наднёмана

Белорусскому учёному принадлежат выдающиеся исследования природы электричества. В частности, именно он разработал метод фотографирования электростатической «ауры» живой материи, которым до сих пор пользуется в различных его проявлениях весь мир. Например, именно на основе этого открытия был в итоге создан детектор лжи. Сам же учёный применял свой метод в медицине – фотографируя «ауру» больных людей, он помогал медикам более точно диагностировать заболевания. Скептические статьи в газетах быстро сменились признанием величия открытия белоруса. Своё изобретение Наркевич-Йодко назвал электрографией.

Если авторитет Якова Оттоновича в научных кругах стремительно набирал вес, то в родном имении распространялись самые фантастические слухи. Местные жители были убеждены, что учёный – самый настоящий колдун. По ночам они часто видели электрические сполохи со стороны лаборатории, и это потрясало суеверных односельчан. Про подвал, в котором Наркевич-Йодко проводил свои опыты, ходили легенды: там, были свято уверены жители, учёный электричеством оживлял мертвецов…

Но жители Наднёмана просто обожали своего чудаковатого хозяина: он не был высокомерным барином, которым его обязывало быть происхождение. В имении был открыт санаторий, и бедняков там зачастую лечили бесплатно. К тому же, лечили методами, которым принадлежало будущее. Практиковалось лечение электромагнитными волнами. Яков Оттонович разработал систему бесконтактного лечения током – сегодня мы называем это электростатическим массажем. Разнообразные терапии: музыкой, солнечным светом, солью, гимнастикой, водой, гипнозом… Учёный закупил в Башкирии табун кобылиц для производства целебного кумыса. В санатории была пробурена скважина для добычи минеральной воды. Это не просто сухие опыты учёного над людьми – это ещё и благородный жест учёного-гуманиста.

Великое открытие или исторический миф?

История с изобретением радио похожа на выдумку беллетриста. Таковой бы она казалась всем, если бы не протоколы заседаний научных сообществ. Там чётко зафиксированы даты публичных опытов Наркевича-Йодки и их особенности. Яков Оттонович действительно опередил многих признанных первооткрывателей – это зарегистрировано документально. Другое дело, что в присвоении открытий в таких ситуациях главные роли играют патент и частота ссылок коллег по научному цеху. Наркевич-Йодка же, заинтересовавшись на время вопросами радио, осуществил на практике то, что официально «изобретут» лишь через несколько лет, и снова вернулся к любимой электрографии. Само собой, радио Наркевича-Йодки не представляло собой того, что мы понимаем сегодня под этим словом, но принцип действия тот же. Это был своего рода радиоприёмник, позволяющий регистрировать электрические разряды в атмосфере на расстоянии до 100 км.

О значении работ Наркевича-Йодки упоминалось в протоколе заседания Французского физического общества 1898 года, в котором по большей части говорится о заслугах другого учёного, британца Лоджа.  Но после описания этих заслуг есть несколько строк о белорусском учёном, проделавшем всё на пару лет раньше. Этим учёным и был Яков Оттонович.

Конечно, Наркевич-Иодко изобрёл не только радиоприёмник и метод электрографии. Общее число его открытий и наработок в разных областях науки исчисляется десятками, многие из них используются и сейчас.

В подобных материалах принято идеализировать описываемого человека, но здесь всё сложнее: Яков Оттонович действительно был не только учёным, но и гуманистом. Свои изобретения он создавал не ради «сухих» научных публикаций, не из академического интереса – а применял на практике в медицинских целях. При этом его методы не стали новомодным лечением для богатых: учёный наряду с аристократами исцелял и бедных людей.

Белорусский учёный был признан миром науки, он являлся членом многих научных обществ, как отечественных, так и зарубежных. Его авторитет учёного был непоколебим…

Но прошло много времени. В наших газетах изредка появляются статьи, полные удивления: был, оказывается, такой учёный-самоучка, чуть ли не алхимик, наш земляк, и много чего изобрёл! В то время как этот «алхимик», пусть и работая в не совсем обычных для учёного условиях, совершал открытия мирового значения…

Литература о Наркевиче-Йодко немногочисленна, даже скудна. Лишь очень немногие слышали про одного из самых талантливых белорусских учёных. А ведь его труды достойны самого детального изучения и описания, а он сам – популярности не меньшей, чем тот же итальянец Маркони, «сербский американец» Тесла, и другие легендарные первооткрыватели. Белорусы могут гордиться своим соотечественником, о котором известно так мало, но который сделал так много. Осталось вспомнить этого замечательного человека, оценить его вклад в науку, и открыть его для масс. Яков Оттонович Наркевич-Йодко, учёный-практик и гуманист, этого более чем просто достоин.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ