СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
В структуре белорусского экспорта традиционно преобладают товары. Они обеспечивают около 90% экспорта страны. В последние несколько лет отечественные предприятия значительно увеличили объем поставок продукции на внешний рынок.
ВЭД Беларуси. Экспорт товаров
В общем объеме импорта Беларуси на услуги приходится около 8%.
Импорт услуг
Многие женщины после родов и кормления грудью бывают озабочены изменением формы груди отнюдь не в лучшую сторону и спрашивают, можно ли поправить такое положение дел
Ода молочной железе
Ніл Гілевіч (1931) — беларускі паэт і грамадскі дзеяч, народны паэт Беларусі. У відэа — кароткія звесткі пра творчасць і верш пра Купалле. Аўтар размаўляе з гледачом праз малюнкі на пяску.
Ніл Гілевіч
Если общение с больным человеком у многих людей вызывает определённые сложности, то общение с умирающим для всех представляет чрезвычайно тяжёлую, а для некоторых и неподъёмную задачу.
Психология умирающего
Мир детства глазами русских художников XIX-XX веков. Такой, почти фотографический реализм, который позволяет смотреть на мир снизу вверх с восхищением ребенка, познающего Вселенную. Цикл документальных серий. Вся Беларусь побывала в Национальном художественном музее и запечатлела для вас лучшие полотна.
Работы русских художников XIX-XX веков // Часть 4
Программа ТВ

Дело нравственного принципа

Дело нравственного принципа

Бойцы 11-й армии до дыр зачитывали номера «Знамя Советов», в которых повествовалось о новых приключениях Алексея Петрова на фронте

В годы войны Аркадий Кулешов писал стихи не только на белорусском языке, но и по-русски. С 9 сентября 1941 года в армейской газете «Знамя Советов» публиковались его стихи, героем которых являлся бравый солдат Алексей Петров – аналог знаменитого Василия Теркина в произведениях Александра Твардовского.

Он – стрелок, обучен, годен,

Защищать страну готов,

Не в одном бывал походе

Снайпер Алексей Петров…

На Карельском перешейке

Был в крещенье боевом,

ДОТ взрывал,

Из трехлинейки

Добивал врага потом…

Но все-таки Кулешов понимал, что только родной язык позволит ему максимально полно раскрыть в поэзии душу белоруса.

В письме жене в 1942 году он делился размышлениями по этому поводу: «Я имею возможность подать рапорт об использовании меня в белорусской прессе. Но это связано с возможным длительным и неопределенным нахождением в резерве. И пока никик не могу решиться. Знаю, что если попрошу твоего совета, ты мне ответишь: «Делай, Аркадька, как знаешь, тебе видней…» Но все же, Ксанечка, я, возможно, решусь на этот шаг, потому что меня очень тянет к белорусскому языку, и я ощущаю в этом острую потребность. Ведь иначе можно вообще отвыкнуть от родного языка и перестать быть тем, чем был раньше. Родная речь – это одежда моей души. Подумай, родная, и не осуждай меня, если я так поступлю…»

В 1944 году Кулешова перевели служить из редакции армейской газеты в Белорусский штаб партизанского движения. Его опасения, что он «перестанет быть в Москве белорусским поэтом», не оправдались.

Написанные в этот период по-белорусски стихотворения «Простые люди» ('Простыя людзі»), «Мельник» ('Млынар»), «Баллада о четырех заложниках» ('Балада аб чатырох заложніках»), «Витебская махорка» ('Віцебская махорка»), «Аленка» ('Алёнка»), «На поле боя» ('На полі бою») вошли в сокровищницу национальной поэзии.

Когда Кулешов читал солдатам перед боем стихотворение «Письмо из плена» ('Ліст з палону»), повествующей о судьбе угнанной в Германию девушки, те буквально рвались в атаку. Стихи Кулешова печатались в агитационных листовках и забрасывались в тыл врага.

В годы Великой Отечественной Аркадий Кулешов сражался с фашизмом оружием, которым владел в совершенстве – словом. И в общей Великой Победе есть и его существенный вклад.

***

После войны Аркадию Кулешову довелось пережить испытание славой. Присуждение в 1946-м Госпремии за поэму «Знамя бригады» принесло ему не только всесоюзную известность, но и породило целую когорту завистников. В «компетентные органы» хлынула волна анонимных доносов, в которых в вину Кулешову инкриминировали и дальнее родство с расстрелянным «врагом народа» Платоном Головачем, и «верную службу Гитлеру» родного отца.

Доведенный до отчаяния непрестанными критическими выпадами, Аркадий Кулешов написал письмо председателю Союза писателей БССР Михасю Лынькову, в котором спрашивал: «Должен ли я, как Павлик Морозов, отречься от отца?»

Лыньков, хоть и не питал тогда симпатий к Кулешову, но дать такой совет не отважился. Затем Кулешов вместе с отцом отправились на прием к первому секретарю ЦК КП(б)Б Пантелеймону Пономаренко и рассказал, как все на самом деле произошло. Пономаренко, ставший к тому времени большим поклонником поэзии Кулешова, позвонил Лынькову и приказал:

– Прекратите травлю единственного в вашем Союзе поэта-фронтовика!..

Но самым лучшим ответом Кулешова недоброжелателям было сочинение новых произведений.

В первое послевоенное десятилетие вышли из печати его поэмы «Новое русло» ('Новае рэчышча»), «Только вперед» ('Толькі ўперад»), «Песня о славном походе» ('Песня аб слаўным паходзе»). В 1945 году увидел свет его поэтический сборник «На сотой версте» ('На сотай вярсце», в 1947-м – «Стихи» ('Вершы»), в 1948-м – «Поэмы» ('Паэмы»), в 1949-м – паэма «Простые люди» ('Простыя людзі»), в 1954-м – «Граница» ('Граніца»), в 1956-м – «Грозная пуща» ('Грозная пушча»). В 1957 году вышло Собрание сочинений Аркадия Кулешова в 2-х томах.

В 1948 году Кулешову предложили оформить документы, чтобы баллотироваться в члены-корреспонденты Академии Наук БССР. Он отказался, мотивировав:

Я ведь поэт, а не ученый.

Единственное награда, о которой он мечтал и которую считал по праву заслуженной, – звание Героя Социалистического Труда. Но как раз его он так и не получил.

В 1949 году за поэму «Новое русло», в которой воспевался труд белорусских каналостроителей, поэту присвоили Государственную премию СССР второй степени.

Его уже считали живым классиком советской литературы. А он себя считал вечным пленником поэзии, и так выразил это чувство в стихах:

Я – вязень твой, а ты – мая турма,

Асуджан я любоўю пажыццёва.

Зняволенне маё датэрмінова

Ты скараціць спяшаешся дарма...

Не можаш ты мяне пазбавіць мовы,

Змяніць мой лёс уладаю сваёй,

Не ты мяне абрала – вязень твой

Абраў цябе на тэрмін пажыццёва...

В 1948 году Михась Лыньков был снят с поста председателя Союза писателей. Первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко предложил эту должность Кулешову. Поэт отказался, понимая, что такая работа не даст ему времени заниматься главным, ради чего он живет, – поэзией. Вместо себя он предложил поэта Петруся Бровку, который любил административную работу и обладал талантом прирожденного дипломата. Никто не умел так виртуозно, как Бровка, выпросить в ЦК новую квартиру для члена Союза, живущего в стесненных условиях.

В то же время сам Кулешов не отказывался от работы, которая предполагала подлинное творчество. Так, в 1945–1946 годах он был главным редактором газеты «Литература и искусство» ('Літаратура і мастацтва». Затем возглавлял Белорусский комитет защиты мира, считая это своим воинским долгом.

С 1958 по 1967 годы Аркадий Кулешов работал главным редактором киностудии «Беларусьфильм'. При нем и во многом благодаря ему началась «золотая эпоха» отечественного кино, когда были сняты лучшие в ХХ столетии белорусские фильмы – «Через кладбище», «Девочка ищет отца»,  «Я родом из детства», «Альпийская баллада», «Третья ракета», «Город мастеров» и многие другие.

Понимая, какую огромную роль играет кинематограф в популяризации национальной литературы, Кулешов постоянно следил за тем, чтобы в ежегодном тематическом плане киностудии присутствовала картина, снятая по мотивам произведений белорусской классики. Он не только опекал молодых сценаристов, но и сам прилагал свои силы на ниве кинодраматургии. В соавторстве с Алесем Кучаром он написал сценарий фильма «Красные листья» (1958 год, режиссер – Владимир Корш-Саблин). В 1959 году вместе с Максимом Лужаниным – сценарий фильма «Первые испытания» (экранизация по мотивам трилогии Якуба Коласа «На росстанях», режиссер – Владимир Корш-Саблин. 1-я серия вышла на киноэкраны в 1960-м, 2-я – в 1961-м). Совместно с Лужаниным Аркадий Кулешов работал и над сценарием историко-революционного фильма «Запомним этот день». Картина была поставлена В. Корш-Саблиным в 1967 году.

В процессе работы над сценариями Кулешов по многу раз переписывал те или иные эпизоды в поисках оптимального варианта. Эта одержимость кинематографом привела к тому, что с 1956-го по 1960-й Кулешов не опубликовал ни одной собственной стихотворной строки.

Отчасти в утрате поэтического вдохновения была повинна и политика. Разоблачение культа личности Сталина, озвученное в докладе Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, серьезно подорвало веру Аркадия Кулешова в коммунистическую идеологию. Уже в 1930–1940-е годы у него возникали серьезные подозрения в том, что руководство страны допустило серьезные просчеты, повлекшие голод и огромные людские потери. Поэтому, когда 5 марта 1953 года к нему в кабинет вбежала опечаленная дочь и сообщила о смерти Сталина, Кулешов строго осадил ее:

Не смей плакать! Не стоит!

Но все-таки в его библиотеке по-прежнему хранилось Полное собрание сочинений Сталина, а посвященное Вождю стихотворение «Отец» ('Бацька») многие годы открывало сборники поэзии Кулешова.

Как и многие советские люди, поэт не представлял в полной мере масштабы сталинских репрессий, не знал о миллионах безвинно загубленных жизней. Теперь его приверженность партийным идеалам сильно поколебалась. Отныне приоритетными в его мировоззрении становятся вечные, гуманистические ценности.

Их зримое воплощение Аркадий Кулешов находил в поэзии других великих авторов. Это была одна из причин, по которой поэт продолжил активно заниматься переводческой деятельностью.

Впервые он занялся переводом романа «Евгения Онегина» и поэмы «Цыгане» Александра Пушкина еще в 1936 году. В 1940-м переводил стихотворения Михаила Лермонтова. Но в 1950–1960-е годы Кулешов усердно переводил на белорусский язык бурлескно-травестийную поэму «Энеида» Ивана Котляревского, «Песнь о Гайавате» Генри Лонгфелло, а также стихотворения Владимира Маяковского и Тараса Шевченко, Сергея Есенина и Александра Твардовского, Михаила Исаковского и Александра Прокофьева, Кайсына Кулиева и Расула Гамзатова, Миколы Нагнибеды и Андрея Малышко.

В этих образцовых по мастерству переводах проявилась многогранность таланта Кулешова. Постижение творческого дара другого поэта служило ему и отдыхом от собственного творчества, и вдохновляло на новые произведения. В стихах и поэмах, которые Кулешов отбирал для перевода, он находил необходимый для своей работы духовный климат, обретал атмосферу творческого горения. И благодаря этому быстро удачно находил для русских и украинских стихотворных строф адекватные созвучия в белорусском языке.

Например, многим известно стихотворение Михаила Лермантава:

Выхожу один я на дорогу,

Сквозь туман кремнистый путь блестит.

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит...

И вот как оно былы переведено Аркадием Кулешовым:

Я адзін выходжу на дарогу;

Ноч імглой ахутала яе;

Даль прыціхла, молячыся богу,

Зорка зорцы голас падае...

Его переводы хрестоматийных произведений Александра Сергеевича Пушкина восхищали знатоков. Так, в 1977 году на всесоюзном пушкинском празднике поэзии в Петровском Аркадий Кулешов прочитал отрывок из своего перевода «Евгения Онегина':

Масква... як многа ў слове гэтым

Для сэрца рускага чутно!

Як многа будзіць дум яно!

Выдающийся русский поэт и переводчик Михаил Дудин сказал ему:

Аркадий, по-белорусски это звучит даже лучше, чем в оригинале.

И порекомендовал поэту писать по-русски: мол, и гонорары выше, и тиражи больше. Такие советы давал Кулешову даже его близкий друг Александр Твардовский. К примеру, переводчик Кулешова на русский язык Яков Хелемский всегда получал за свои переводы больше автора. Но Кулешов лишь отмахивался от таких рекомендаций. Для него было делом нравственного принципа писать и публиковаться только по-белорусски.

Виртуозный талант Кулешова-переводчика отмечали не только читатели. В 1970 году за переводы стихотворений М. Лермонтова, «Энеиды» И. Котляревского и «Песни о Гайавате» Г. Лонгфелло Аркадий Кулешов был удостоен Государственной премии БССР имени Янки Купалы. В 1973-м за переводы классической и современной украинской поэзии ему присвоили звание заслуженного работника культуры Украины.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ