СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
13.2°C
Дымка
Брест
7.9°C
Без особых явлений
Витебск
13.5°C
Без особых явлений
Гомель
11.2°C
Дымка
Гродно
10.0°C
Без особых явлений
Минск
8.1°C
Без особых явлений
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Путь компании Steel Monkeys нельзя назвать лёгким. Были взлёты, были падения, были моменты неопределённости.
Steel Monkeys
Язэп Пушча (сапр.: Іосіф Плашчынскі) (1902–1964) — беларускі паэт, крытык, перакладчык. Вядомы таксама пад псеўданімамі А. Пушча, Л.Кудзер, Л.Трыер, Лясун. У відэа — кароткія звесткі пра творчасць і верш, прысвечаны Божай Маці Марыі. Вобразы адлюстраваны на пяшчаных малюнках.
Язэп Пушча
Беларуская народная песня «Касіу Ясь канюшыну» гучыць у выкананні легендарнага ансамбля «Песняры».
«Касіў Ясь канюшыну»
Произведения художника Мая Данцига находятся в Государственной Третьяковской галерее, Национальном художественном музее Беларуси, в коллекциях Бельгии, Германии, Израиля, Италии, США. О жизни и творчестве — материал нашего портала.
Белорусский народный художник Май Данциг
Что дарит ощущение прохлады в летний зной? Мороженое, глоток холодной воды, дуновение ветра?
Мятный чай
Вопросу наложения административного взыскания посвящена глава 7 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21.04.2003г. №194-З (далее – КоАП).
Порядок наложения административного взыскания: общие положения
Программа ТВ

Дружба с Твардовским

Дружба  с Твардовским

Когда речь заходила о белорусской литературе, Твардовский настойчиво рекомендовал собеседникам: «Читайте Кулешова! Именно он представляет сегодня белорусскую поэзию».

С конца 1938 года стихи Кулешова вновь стали публиковаться.

Страх беззаконной расправы уже не терзал поэта.

Но теперь ему не давали покоя творческие сомнения.

Несмотря на то, что он уже считался одним из лучших современных белорусских поэтов, Кулешов осозновал, что его стихи, посвященные социалистической действительности, схожи с произведениями других авторов. Ему же хотелось обрести собственный поэтический голос.

Позже Кулешов так характеризовал этот период своей жизни: «Я понимал, что поверхностно знаю жизнь, а о том, что знаю, пою, как говорят, не своим голосом…»

Поэт внимательно читал новые произведения советской поэзии, с надежной и тревогой листал литературные журналы в поисках ответа на волновавшие его вопросы. И в это время в его жизнь вошел поэт, оказавший огромное влияние на формирование творческого метода Кулешова. Это был Александр Трифонович Твардовский (1910–1971) и его поэма «Страна Муравия», удостоенная Государственной премии СССР. Это произведение, в которой своеобразно переломились символика и гиперболизм народной сказки, явилась для Кулешовова настоящим открытием. Читая изложенные красочным языком описания странствий Никиты Моргунка, искавшего мифическую страну крестьянского счастья под названием Муравия, Кулешов ощутил подлинное просветление.

Это ощущение сохранило свою силу и спустя почти 30 лет, когда в своей короткой автобиографии, опубликованной в книге «54 дороги», Кулешов так опишет впечатление от этой поэмы: «Появление «Страны Муравии» произвело ошеломляющее впечатление. И хоть из печати вышла не одна книга стихов, я понимал, что по сути ничего еще не сделал. По-доброму завидовал Твардовскому и радовался, видя, какой должна быть поэзия… Я нисколько не преувеличу, если скажу, что как поэт своим рождением обязан именно этому произведению. «Страна Муравия» не только по-новому дала возможность осмыслить близкий мне мир народной жизни, но и стала толчком, который вывел меня из творческого тупика».

Под влиянием Твардовского поэт вновь ощутил вдохновение, которое считал уже утраченным, и в скором времени написал песню-поэму «В зеленой дубраве» ('У зялёнай дуброве»), а позже – стихи «Облако» ('Воблака»), «Утро» ('Ранак»), «Мельница» ('Млын»), «На сотой версте» ('На сотай вярсце»), «Бюро справок» ('Бюро даведак»), «Улица Московская» ('Вуліца Маскоўская»), «Могилевская тучка» ('Магілёўская хмарка»), «Плыла, целовалась туча с землей» ('Плыла, цалавалася хмара з зямлёй»), «Моя Бесядь» ('Мая Бесядзь»).

По признанию критики, в этих произведениях Кулешов обрел свой поэтический голос, свой неповторимый стиль. Они вошли в новый поэтический сборник «Мы живем на границе» ('Мы жывём на граніцы», 1939 год). В 1940 году эти и другие стихотворения в переводе на русский язык Государственное литературное издательство СССР выпустило отдельным сборником под названием «Дубрава».

Тогда же завязалась и личная дружба Кулешова с Твардовским.

У обоих поэтом оказались схожие литературные биографии. Это и деревенское детство почти по соседству (у Твардовского на Смоленщине, у Кулешова на Могилевщине), и ранний поэтический дебют (у Твардовского в 14 лет, у Кулешова – в 12), и высшее филологическое образование (Твардовский закончил Московский институт истории, философии и литературы, Кулешов – Минский высший пединститут), и неутомимый поиск своей темы в литературе, оригинальной авторской интонации.

Оба поэта уважали и ценили друг друга. Александр Твардовский считал Кулешова лучшим современным белорусским поэтом.

Александр Твардовский был единственным человеком, которому Кулешов безоговорочно доверял. Встречаясь, они могли беседовать часами. Однажды проговорили три дня кряду: беседовали, спали, подкреплялись и снова разговаривали.

Их дружбу оборвала смерть Алексанра Твардовского в декабре 1971 года. Потеря друга породила в душе Кулешова сильную эмоциональную боль. Итогом этих переживаний стало одно из лучших творений поэта – написанная в форме трагедийно-лирического монолога поэма «Варшавский путь» ('Варшаўскі шлях»).

Рассказывая позднее о работе над этой эмоциональной по звучанию и исповедальной по характеру поэмой, Аркадий Кулешов признавался: «В ее рождении виноват не я, а сама жизнь, безвременно отобравшая у нас поэта, которого я так любил, с которым на протяжении почти сорока лет мы поддерживали творческую связь. Ничего удивительного, что эта утрата стала для меня личной драмой... Не отозваться на нее я не мог… И я не уверен, что смог бы писать дальше, если бы не дал выход чувствам и мыслям, так тревожившим меня. Я даже не знаю, было ли бы возможным мое дальнейшее творческое развитие, ибо никакие иные замыслы не занимали меня настолько, чтобы я мог начать работу над ними».

Поэма была завершена в мае 1972 года. Ее запланировали к публикации в журнале «Дружба народов», но перед самым выходом номера сняли с печати по негласному распоряжению Идеологического отдела ЦК КПСС. Коммунистические ортодоксы никак не хотели простить покойному Твардовскому его деятельности на посту главного редактора журнала «Новый мир» в 1958–1970 годах. На страницах этого популярного издания публиковались ранее запрещенные произведения Солженицына, Платонова и Булгакова, а также либералов-'шестидесятников».

Узнав о запрете на публикацию «Варшавского пути», Кулешов посчитал себя настолько оскорбленным, что решил свести счеты с жизнью. Но пистолет, хранившийся у него со времен Великой Отечественной, дал сбой.

Однако сердечная боль еще долго не ослабевала и не прошла бесследно. Вскоре Кулешов пережил четвертый инфаркт.

В 1974-м «Варшавский путь» был опубликован в журнале «Огонек» по инициативе его главного редактора Анатолия Софронова и свет увидели проникновенные строки:

Пасля таго, мой шлях, як абагнеш

Ты ўсю Зямлю, зноў з'явішся на ўсходзе,

Ляці адтуль, сяброўства сувязным,

Насустрач мне, зрабі прывал пад Доўскам,

Агонь начлежны раскладзі. Пры ім

Пагутарым аб часе, аб Твардоўскім,

Што земляком тваім быў і маім...

***

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ