СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
15.0°C
Без особых явлений
Брест
13.3°C
Дождь
Витебск
14.3°C
Ливневый дождь
Гомель
15.6°C
Без особых явлений
Гродно
15.5°C
Без особых явлений
Минск
13.1°C
Ливневый дождь
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
На сегодняшний день ОАО «МАПИД» — крупнейшее в Беларуси строительное предприятие, включающее в себя более 20 структурных подразделений. Его мощности позволяют строить до 600 тыс. кв.м. жилья в год.
ОАО «МАПИД»
Кстати, родина мандарина –– Юго-восточная Азия. В одной из старинных китайских летописей, датированной 1178 годом, описывается 27 лучших сортов апельсинов и мандаринов. Свое название дерево получило тоже в Китае, из-за того, что вкуснейшие плоды могли вкушать только самые богатые и знатные жители страны. Их называли мандаринами.
Почему мандарины спасают от гриппа и ОРЗ
Что такое советский портвейн, который в магазине называли «три семерки», а за углом «три топора«?!
Легенда СССР // Производство портвейшока
По данным различных социологических исследований, от 89% до 93% людей употребляют алкоголь: или ежедневно, или эпизодически. При этом почти никто не считает себя алкоголиком или пьющим человеком.
Алкоголь: вреден ли глоток?
В Республике Беларусь действуют шесть областных хозяйственных судов и хозяйственный суд города Минска.
Областные и Минский городской хозяйственные суды
Tim Erna – белорусская рок-группа. Коллектив образовался осенью 2012 года.
Рок-группа «Tim Erna»
Программа ТВ

Молох по имени Мировая война. Жертва озера Нарочь

Молох по имени Мировая война.  Жертва озера Нарочь

Неизвестные сражения известной войны. Ледяное «приключение» и жертва озера Нарочь. Цикл очерков Алексея Лиса.

Очерк третий. 40 000 жизней.

1916 год. На Русском фронте, как его называли германцы, наступила пора позиционных боевых действий – от Балтики до Черного моря. Что такое позиционная война? Вот линия наших окопов, вот – их, посредине – 70-200 метров «ничьей» земли. Все это «сдобрено» колючей проволокой, кратерами снарядных разрывов, трупами, обломками повозок… Позиционная война, конечно, имела место быть и в прошлые времена – осада Плевны в русско-турецкую, Севастополя в Крымскую, Парижа – в франко-прусскую войны. Но она там носила локальный характер, напоминая обычные осады. Теперь же не армия осаждала гарнизон крепости или города: группа стран осаждала противный ей альянс государств. И если к началу 16-го на Западе французы и англичане привыкли месяцами окапываться на одном месте, чтобы в один день взять до и отбить сотню-другую метров у «бошей», то на Восточном к началу 1916-го обе стороны были пока очень непривычны к такому «сидению», как звали осады еще в средневековых летописях. Поэтому идея: «А почему бы не двинуть по врагу?» то и дело носилась то в русских, то в германо-австрийских головах. В этом сквозило раздражение перед тем, что, казалось бы, «обреченная на победу» война затягивается. Командиров по обе стороны окопов распирало нетерпение: немцам и австрийцам хотелось добить, казалось бы, измученного Великим отступлением 1915 года врага – и вывести Российскую империю из Мирового побоища. А русским хотелось поквитаться за неудачи, отбросить врага на запад – подальше от этнических районов проживания титульной нации державы, вернуть, казалось бы, потерянную Польшу.

Со времени Свенцянского прорыва августа-сентября 1915 года, после которого немецкая кавалерия, разгромленная под Молодечно, была отброшена к Нарочи, и фронт «замерз» на линии озеро Дрисвяты—озеро Нарочь—Сморгонь— Пинск — Дубно — Тернополь, прошло два месяца. Зиму обе стороны пережили без заметных событий: вот уж точно – на Восточном фронте без перемен. Единственным заметным делом, как тогда называли небольшую стычку, стала вылазка капитана Щепетильникова 27 февраля. Она, как окажется позже, станет прологом к кровавой драме, которая отзовется в тысячах домов России плачем, а на Западном фронте – вздохом облегчения со стороны союзников. В своем фундаментальном труде «История Русской армии» Антон Керсновский описал этот рейд Колыванского пехотного полка. «По уже вскрывавшемуся льду озера Нарочь, ввиду начавшейся оттепели поставленные немцами на льду поперек озера Нарочь проволочные заграждения упали, проступила вода. Капитан Щепетильников взял с собой все команды 40-го пехотного Колыванского полка, коими он заведовал: 600 штыков при 16 пулеметах Кольта и 8 ружейных пулеметов. Выступили в темноте и, нагрянув на немцев врасплох, захватили четыре их батареи, приведя в полную негодность 14 орудий и взяв в плен 9 штаб- и обер-офицеров и 163 нижних чинов».

Начальник штаба 10-й пехотной дивизии сплоховал и не поддержал вовремя капитана Щепетильникова екатеринбургцами, как то было условлено. В новый 1916-й перешла старая проблема высшего командования русской армии – неумение координировать действия подчиненных при героической храбрости солдат и инициативе командиров младшего и среднего звена.

А последние два качества проявились на льду Нарочи более чем рельефно: возвращались в свое расположение под обстрелом опомнившейся второй линии обороны врага. Хотя путь к дремавшему супостату утром был еще опаснее: в темноте можно было угодить в полыньи, накликав тревогу в траншеях противника. Но и путь назад был не сахар: трещины меж пластинами льда приходилось перескакивать по доскам, перегоняя пленных, перенося раненных. Подвиг Багратиона столетней давности, атаковавшего шведов прямо по льду Ботанического залива, был повторен.

Второй раз кровь пролилась в воды озера менее чем через месяц – в марте 1916-го. Сделано это было по просьбе французов: немцы, желающие пробиться в Париж, вовсю штурмовали Верденский укрепрайон. Маршалу Жоффру нужен был отвлекающий удар на востоке: выбор русского командования, решившего помочь союзникам, пал на 2-ю армию Владимира Смирнова.

16 марта русские силы вклинились в оборону врага. Телеграмма того времени, приведенная в очень подробной работе Николая Подорожного «Нарочская операция в марте 1916 г.», гласит: «Наступление развивается вяло, без должного руководства начальства, без правильно организованной артиллерийской подготовки и состоит из частных разрозненных ударов, без своевременной их поддержки. Во 2-й армии я сосредоточил подавляющие силы как пехоты, так и артиллерии, дал столько снарядов, сколько только в силах, и мог рассчитывать, что при надлежащем управлении ударными группами (Плешков, Сирелиус и Балуев) находящийся против нас слабый противник будет выбит из своих окопов. Между тем он не только удержался в течение двух дней, но частично даже переходил в наступление. Потребуйте от начальников групп и командиров корпусов должного управления их войсками. Имея в виду громадное превосходство сил 2-й армии, приказываю проявить должную энергию и активность во всех действиях как старшими, так и младшими начальниками…».

Некомпетентность ряда военачальников звена «корпус-дивизия» просто удивляла: командир 3-го сибирского корпуса вообще взял – и пошел в атаку на врага, построив свои подразделения в стиле немецких рыцарей XIII века, а командир группы, обязанный пресечь такое ретроградство, недосмотрел за нижестоящим чином.

Атаки, имевшие частные успехи, в общем были отбиты с немалым уроном для обеих сторон. И пускай немцы не были сбиты с позиций, определенный успех был достигнут: германское командование на некоторое время решило, что русские армии идут в генеральное наступление у Нарочи. И ослабило натиск на Верден. Более того: во Францию не отправилось с Восточного фронта ни одной немецкой части. Но и это не все: по свидетельству Евгения Барсукова, автора книги «Артиллерия русской армии (1900-1917)», под Нарочь спешно перетянули полки с Юго-западного фронта, где те играли роль сдерживающего «стержня», помогая держаться более слабым союзникам-австрийцам.

Ручьи крови (около 40.000 жизней только с русской стороны!), утекшие в воды Нарочи, имели еще одно большое значение: у немцев создалось впечатление, что главный удар на белорусском направлении еще будет, но позже. И их союзники-австрийцы, поверив в это, прозевали знаменитый своими обильными результатами Брусиловский прорыв. Там, у Луцка, русское командование учло все: недопустимость беспечности и неповоротливости в руководстве, необходимость анализа опыта предыдущих боев, утверждает цитируемый ранее Николай Подорожный.

И пускай неудачное наступление у Нарочи имело своих героев (например, 17-летнюю рядовую сибирцев Евгению Воронцову, поднявшую своим примером полк под градом огня в атаку), второй стороной медали был не только Брусиловский прорыв, но и падение боевого морального духа у солдат. Именно тут, на запанном направлении Восточного фронта, пропаганда революционеров вскоре начала собирать первую жатву среди рядовых – желающих воевать оставалось все меньше. Вообще, на северных участках великого противостояния Германии и России солдаты больше поддавались антивоенной агитации: на южных, где победы против австрийцев случались чаще, вера в правильность курса царского правительства была намного крепче.

Использованные источники

Фрагмент фотографии германских солдат в окопах, 1914 год.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ