СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
12.2°C
Дымка
Брест
9.5°C
Дымка
Витебск
13.5°C
Без особых явлений
Гомель
12.4°C
Дымка
Гродно
11.1°C
Без особых явлений
Минск
10.5°C
Дымка
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Змітрок Бядуля (сапр.: Самуіл Яфімавіч Плаўнік) (1886–1941) — беларускі і савецкі паэт і празаік, мовазнаўца. Вядомы пад псеўданімамі Саша Пл-ік, Ясакар, Зьмітро Бядуля. У відэа — біяграфія творцы і загадка. Аўтар размаўляе не толькі праз словы, але і праз малюнкі на пяску.
Змітрок Бядуля
Слово «кефир» имеет турецкие корни: в переводе с турецкого «кеф» означает «здоровье». Это кисломолочный продукт, изготавливаемый на основе молока с помощью так называемых «кефирных грибков» – гармоничной смеси полезных лактобактерий и дрожжей.
Кефир — для стройной фигуры и крепкого иммунитета
Белорусская валютно-фондовая биржа - юридическое лицо, созданное с участием Национального банка Беларуси.
Валютно-фондовая биржа
Каждый белорусский город имеет свой исторический герб.
Гербы белорусских городов
У архітэктурны комплекс Полацкага Спаса-Еўфрасіннеўскага манастыра ўваходзілі храм-пахавальня, Спаса-Праабражэнскі сабор, Крыжаўзвіжанская царква, Свята-Еўфрасіннеўская царква, званіца, трапезны дом, Мікалаеўская мураваная капліца, манастырскі фантан.
Полацкі Спаса-Еўфрасіннеўскі манастыр: архітэктурны комплекс
Строительное республиканское унитарное предприятие «Бобруйский домостроительный комбинат» - одна из крупнейших строительных организаций Могилевской области.
СРУП «Бобруйский домостроительный комбинат»
Программа ТВ

Балаган, сальто-мортале и первый минский цирк

Балаган, сальто-мортале и первый минский цирк

Какие балаганы выступали и как проходили цирковые выступления первых артистов в прошлом белорусской столицы? Вся Беларусь расскажет.

«Балаган» происходит от персидского слова «ба-лаханс», что означает временное деревянное строение, предназначенное для торговли на ярмарках.

Хотелось бы думать, что прошлое настолько отличается от настоящего, что, окажись мы в Минске в каких-нибудь 1850-х годах, нам показалась бы, что это какая-то другая вселенная, иной мир. Представьте, что когда-то, в летние дни, здесь, на балконе городской ратуши, играл оркестр. Музыка звучала каждый день, с шести до семи вечера, и все знали, что этот маленький «симфонический концерт» существует благодаря стараниям капельмейстера Стефановича.

Был в Минске и магистрат, и словесный суд, и губернская публичная библиотека. По улочкам разъезжали извозчики, мужчины носили пенсне и карманные часы на цепочке, а дамы, подобрав подол длинных платьев, ходили в шляпках. А после премьер «Русского городского театра» все только и говорили о комедии «Трубочисты» и о водевиле «На людях мила, а дома с мужем сатана».

С одной ярмарки на другую, в одиночку или семьями, кочевали всякого рода увеселители народа: силачи, акробаты, шпагоглотатели и дрессировщики, фокусники и балагуры. Они устраивали незатейливые уличные спектакли, «выкидывали» номера прямо на улице или в балаганах — сколоченных на скорую руку дощатых «сараях». А «зазывалы» подогревали интерес публики, расхваливая представление или отпуская всякие колкости.

Конкуренцию им создавали иностранные антрепренеры. Тут были и шутки, и прибаутки, и «шуты гороховые», и акробаты, и дрессированные пудели. Народ потчевали «остротами буффона»: сказками деда-«рекомендора», который выходил на подмостки в армяке с пришпиленными к плечам разноцветными ленточками, в лаптях и войлочной шапке-коломенке, и рассказывал, как ему довелось служить у господ. Дед этот виртуозно набивал балагану цену, расхваливал представление так, чтобы народ не расходился. Какой-нибудь служивый гастролер обращал на себя внимание зевак так:

«А вот, господа, разыгрывается лотерея, воловий хвост да два филея; еще разыгрываются часы на двенадцати камнях да на трех кирпичах, из неметчины привезены на дровнях; еще разыгрывается китайский фарфор, был выкинут во двор; чайник без дна, только ручка одна, а я подобрал, да так разумею, что можно и фарфор разыграть в лотерею. Ну, ребята, налетайте, мои билеты раскупайте. Вам билеты на цыгарки сгодятся, а у меня в мошне рубли зашевелятся».

Актер такого разговорного жанра был остер на язык и непременно затевал с кем-то из собравшихся перебранку. Грозился «припечь букли» какому-нибудь татарину, жонглировал словами, заявляя, что он краснодеревщик, из красного лыка на бурлаков лапти плетет. Торгует сапожным варом, зимой вьюгой, а летом ветром. Представлялся «рекомендор» и купцом, приговаривая, что в его лавку зайдешь, да вон пойдешь. Повествовал, как у губернатора в подворотне гусей пас, да хозяин кормил неважно: «В щах маслов много, а говядины нет ни черта, вся на базаре осталась, а на второе редька-траха, редька-ломтаха, редька с квасом, редька с маслом. Всего кушанья на пятак».

Иногда он так вживался в роль, что полиция за эзопов язык снимала «импровизатора» с балкона или сцены и отправляла, как тогда говорили, в «холодную» — притупить остроты.

Балаган — бродячий цирк. А много ли надо было странствующим артистам: крыша из брезента, стены «из лапши» — так называли доски. Перед балаганом строили «раус» — балкон. А выступление начиналось с того, что на него «высыпала» вся труппа, артисты разыгрывали небольшие сценки, а владелец «цирка» трезвонил в колокол. Шум стоял невероятный, но такая «реклама» собирала больше зрителей. Красный кумачовый занавес на сцене, ложи для почтенной публики, «загон», где посетители «из простых» могли вволю ротозейничать, за сценой уборные - вот и весь балаган.

В 1853 году до Минска добрался Карл Гинне — наездник, содержатель цирков, постановщик пантомим. Его труппа выступала в Троицком предместье и мела большой успех. Это был прорыв, потому что представления, которые они давали, уже мало чем напоминали балаганные. Карл Магнус совершенствовал свое мастерство под руководством Боше, а затем у знаменитого Эндрю Дьюкроу.

Спустя тридцать один год после этого, 16 ноября 1884 года, в Минске появился первый стационарный цирк. Принадлежал он братьям Никитиным — Дмитрию, Акиму и Пётру.

Они первыми сделали прорыв в этой, казалось бы, неприступной цитадели цирковых иноземцев. Беларусь в то время входила в состав России, а Никитины были «самородками» из Саратова. Ни у каких Дьюкроу и Боше они не обучались. Отец знаменитых братьев был из крепостных. Помещик дал ему вольную, и тот вместе с детьми работал шарманщиком по оброку.

Никитины долгое время жили в ужасающей нищете. Деньги копили на «фортепьяно англезе» — орган на тележке. Затем на ширмы. Заказали вырезать из липы кукол — портного Нитку, доктора Касторку, двух чертей, двух полицейских и носатую тещу — и давали петрушечные представления.

Однажды проезжий комедиант-итальянец увидел их выступление и уговорил отца дать ему детей на выучку. Цирковой науке учили тумаками, щедро раздавая оплеухи. Аким освоил гимнастику на трапеции, Петр выучился глотать шпаги, Дмитрий — удерживать на себе акробатические пирамиды. Все закончилось, когда итальянский темперамент комедианта напоролся на русский характер Никитиных.

Пете все никак не давалось сальто-мортале, а хозяин усложнил задачу: расставил вокруг тринки кверху ножками стулья и заставил ребенка прыгать. Тот покалечился. Дмитрий поднял «итальяшку» за грудки и пригрозил: «Убью!..» В ту же ночь они бежали. Пришлось скитаться с ковриком под мышкой по дачам богачей в поисках заработка. Через четыре года братья вернулись в Саратов бравыми и уверенными в себе артистами. Хозяева увеселительных садов охотно брали их на работу.

Никитиных любили за умение «держать раус». В 1873 братья открыли свой первый собственный цирк в Пензе, через три года — в Саратове. Потом в Москве, Иванове, Киеве, Астрахани, Баку, Казани, Нижнем Новгороде, Харькове, Тифлисе, Одессе. Когда и в Минске появился «Цирк Братьев Никитиных», у акробатов и жонглеров, прозябавших на тесных подмостках для уличных циркачей, наконец появился манеж.  Здесь нашли свое признание дрессировщики лошадей и смогли превзойти в мастерстве заезжих штукмейстеров. «Никитинский» цирк в Беларуси изменил и ожидания публики, возможно, даже воспитал ее. Ведь к артистам до этого относились, как к балаганным шутам, считалось, что это искусство для «ванек», простонародное, даже низменное. А Никитины добились высокого художественного уровня и признания.

А первым директором Минского цирка был Петр Никитин, тот самый мальчик, у которого когда-то не получалось это пресловутое сальто-мортале.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ