СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
23.3°C
Без особых явлений
Брест
22.3°C
Без особых явлений
Витебск
22.1°C
Без особых явлений
Гомель
21.1°C
Дымка
Гродно
21.2°C
Без особых явлений
Минск
20.1°C
Без особых явлений
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Александр Глеб — белорусский футболист, полузащитник клуба «Генчлербирлиги», бывший капитан сборной Беларуси.
Правила жизни Александра Глеба
ИП ”Велком“ – первый оператор сотовой связи стандарта GSM в Беларуси.
Velcom
С именем Аллаха, милостивого и милосердного.
Месяц Рамадан
Что такое советский портвейн, который в магазине называли «Три семерки», а за углом — «Три топора«? Профессиональный дегустатор Дмитрий Зененко рассказывает, каким способом получали любимый народный напиток советской интеллигенции.
Дегустатор Дмитрий Зененко о производстве вина и портвейне «777»
В Музее народной архитектуры и быта в деревне Озерцо под Минском можно увидеть много оригинальных строений. Некоторые возвели еще в 17-м веке. Одно из центральных мест в экспозиции занимает Покровская церковь - прекрасный образец деревянного зодчества 18-го века. В храме можно увидеть древний аналой.
Аналой // Покровская церковь
Общественное объединение ”Сообщество бизнес-ангелов и венчурных инвесторов ”БАВИН“
БАВИН
Программа ТВ

Испытание любовью, или как вырастить подкаблучника

Испытание любовью, или как вырастить подкаблучника

Вправе ли мы, родители, так безапелляционно вмешиваться в жизнь своих детей с самого их рождения? Советовать им, подсказывать, как поступить, принимать за них решения

«Не ходи! Не трогай! Осторожно, упадёшь!»

«Я же тебе говорила, что это колется, а ты не послушал!»

«Ешь, а то так и останешься маленьким!»

«Не водись с этим Серёжей, он нехороший мальчик!»

«Ну, конечно же, мы пойдём на экономический!»

«Даже не думай, если ты уедешь, я этого просто не переживу!»

«Нашёл в кого влюбиться... И где ты только её откопал: ни кожи, ни рожи!  Вам ещё рано заводить детей, вот получите квартиру, тогда и думайте!»

«Не переживай, на ней свет клином не сошёлся, поживёшь пока у меня, а там посмотрим…»

Знакомые фразы? Сколько раз мы слышали подобное, сколько раз говорили сами.  И никогда не задумывались, а вправе ли мы, родители, так безапелляционно вмешиваться в жизнь своих детей с самого их рождения? Советовать им, подсказывать, как им поступить, принимать за них решения, выбирать одежду, друзей, профессию, навязывать свой образ мыслей и свои представления о жизни?  Ожидаю вопрос: «А кто же тогда должен всё это делать, если не родители и, в первую очередь, мать? Ведь она выносила и выкормила ребёнка, она знает его лучше всех и именно она может и должна направлять его в жизни».  Это, безусловно, правда, да не вся.

Иногда мы лукавим,  скрывая под необходимостью защищать и воспитывать ребёнка свой страх потерять его, оказаться когда-нибудь в гнетущей пустоте одиночества, когда впереди ожидает лишь чёрная дыра смерти. Какое отношение  всё это имеет к здоровью?  Да самое непосредственное:  корни всех неврозов лежат в далеком детстве,  и именно мать,  опутывая своего  обожаемого  отпрыска  золотыми цепями любви, мать, которая не решается  обрезать «пуповину» детской  эмоциональной привязанности  своего ребёнка, фактически становится  его убийцей,  потому что уничтожает в нём свободную личность. Как же не переступить ту тонкую грань, которая отделяет истинную заботу, привязанность, желание защитить и помочь от крайнего варианта родительской любви, которая в медицинском мире известна как гиперопека.

Термин «гиперопека», другое его название «гиперпротекция»,  дословно означает  повышенную, чрезмерную заботу о ком-то, в данном случае о детях. Гиперопека  выражается в стремлении родителей  окружить ребёнка избыточным вниманием, оградить его от любых внешних влияний, защитить от опасности, зачастую мнимой, надуманной, постоянно удерживать около себя, «привязывать» к своему настроению и чувствам, обязывать их поступать определённым, наиболее приемлемым для родителей способом.  Наиболее типичные для гиперопеки картинки из повседневной жизни: придя за ребёнком в детский сад, мать сама бросается переодевать малыша, не давая ему проявить самостоятельность и объясняя это нехваткой времени.  По утрам повсюду  можно видеть родителей, провожающих своих чад в школу и несущих их ранец: «Помогу хоть немножко, ещё наносится!».   Чуть ли не до появления усов у дорогого отпрыска  мать продолжает кормить его с ложечки,  «потому что он скорее умрёт с голоду, чем поест самостоятельно».

Говоря житейским  языком, при гиперопеке «с ребёнком носятся, как с писаной торбой», избавляя его от малейших проблемных ситуаций. При этом малыш не только  лишается возможности  преодолевать текущие жизненные затруднения, но и  не  может научиться их реально оценивать.  В результате  он  в буквальном  смысле слова  не отрывает   взгляда от матери, в любой жизненной ситуации ждёт от неё принятия решения и помощи.

С течением времени развивается так называемая выученная беспомощность –– привычная реакция на любое препятствие, как на непреодолимое.   Такой ребёнок  растёт только в физическом плане,  психологического взросления не происходит,  он навсегда остаётся ребёнком для своей матери –– и в 5, и в 30, и в 50 лет. Ироничные женщины придумали для мужчин такого плана название –– «мамсик».  Уверена, что каждая женщина хотя бы раз в своей жизни такого «мамсика«  встречала,  либо наслушалась рассказов про них  от подруг.

И в детстве, и по прошествии многих лет «мамсики»  остаются детьми в душе, на «пуповине» своей эмоциональной детской привязанности к матери.  Они избыточно тревожны, зависимы, несамостоятельны, неуверены в себе,  имеют трудности в общении, избегают риска, инфантильны  во всём.  Для придания себе жизненной устойчивости  они подсознательно  останавливают взгляд на «громких», уверенных в себе женщинах. Печальная статистика, приводимая  в  научных публикациях по социально-психологическим  исследованиям, свидетельствует о том, что «мамсиков« прибирают к рукам женщины из разряда «стерв»,  и  на основе такого союза  формируется идеальная  супружеская  садо-мазохистская семья, с зависимым мужем-«подкаблучником» и властной, вечно недовольной женой. Бывают и «зеркальные» варианты, когда в роли беспомощной «папиной дочки» выступает женщина. Результатом таких вариантов семейной жизни неизбежно являются психо-соматические заболевания  у обоих супругов:  артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, бронхиальная астма, артриты, язвенная болезнь, неспецифический язвенный колит, нейродермит и др.

Условиями для проявления гиперопеки со стороны взрослых  могут быть :

  • Ситуация, когда ребёнок долго и много болеет, либо родился с каким-либо заболеванием, что заставляет родителей  постоянно «трястись» за его здоровье.
  • В случае, если ребёнка долго ждали, женщина лечилась от бесплодия, ребёнок единственный и в силу здоровья или возраста матери других детей не предвидится.
  • У  возрастных и (или) тревожных матерей, которые в любой житейской ситуации видят угрозу жизни и здоровью ребёнка.
  • При особенностях психики матери,  когда она не нуждается в дополнительном общении, не любит и сторонится его, полностью замкнута на своей семье и ребёнке –– это характерно для женщин с флегматичным или меланхолическим темпераментом, испытывающим трудности в общении.
  • Если мать –– натура с истероидными чертами характера, амбициозная, желающая властвовать и доминировать в семье любой ценой. В такой ситуации ребёнок просто  является  средством для реализации властных желаний матери, ведь властью  над ребёнком можно наслаждаться пожизненно.
  • Доминирующая в семье мать, не допускающая возражений, всегда уверенная в своей правоте, держащая «в ежовых рукавицах» не только детей, но и мужа.  Такая женщина искренне убеждена, что без неё и солнце на небе не взойдёт, а уж дети и муж тем более всё сделают не так, как нужно, если мама им не подскажет и не поможет.
  • Неполная семья, когда мать воспитывает ребёнка без отца. Нередко в такой семье ребёнок является единственным, и поэтому незаменимым  источником  любви и привязанности для матери, которая остро в этом нуждается. Сама не осознавая этого, мать в таких случаях  выступает в качестве ненасытного  «психологического  вампира», что при  взрослении ребёнка  и отдалении от матери поселяет в его душе  тягостное чувство вины –– ведь мать «отдала ему всю жизнь».
  • Такой же механизм развития гиперопеки действует и в неблагополучных семьях, когда избыточное внимание к ребёнку компенсирует матери утраченную близость с супругом.
  • Тревожные и пожилые матери в буквальном смысле слова боятся отпускать от себя ребёнка, так как  наполнены страхом и тревогой –– и за ребёнка, и за себя из-за боязни остаться одинокой, лишиться поддержки и признания своей значимости в чьей-то жизни.
  • Бывают и очень близкие к патологии варианты развития гиперопеки, когда у матери развивается навязчивое желание буквально жить с ребёнком одной жизнью. Психиатры  расценивают такую ситуацию, как потребность прежде всего самой матери в психологической защите, которую она пытается  найти в ребёнке, навязывая ему роль «психологического мужа» или «отца».
  • Очень часто  встречаются такие варианты гиперопеки, как «инертная гиперпротекция», когда к подросшему чаду продолжают относиться, как к маленькому ребёнку: «поешь, застегнись, не опоздай, не забудь взять ключи, вытирай ноги».  Обычно так самоутверждаются сами  родители за счёт своих детей ––-  путём  сохранения своей власти и «командирских высот».  В этих случаях делается всё возможное, чтобы препятствовать личностному росту ребёнка,  любые проявления самостоятельного мышления и принятия решений сразу же пресекаются, так как родители боятся лишиться важнейшего источника самоутверждения.

Абсолютно все родители оправдывают избыточное  внимание к ребёнку своей огромной, всепоглощающей любовью, не поддающейся разумным ограничениям, чувством родительской самоотверженности. Но, если заглянуть в самые глубины души таких родителей, то любви-то там как раз и не обнаруживается.  Вспоминаются слова  всемирно  известного  детского врача, психолога и педагога Януша Корчака: «…будто бы самоотречение, а по существу мошенничество…».  Жёстко, обидно, но верно.  Прикрываясь красивыми  словесными одеждами,  из  гиперопеки  проглядывает  махровый родительский эгоизм,  нереализованные амбиции, жажда власти,  несостоявшаяся  семейная жизнь, страх одиночества и  невостребованности в старости, когда «даже воды некому будет подать», хотя, как говорится в известном анекдоте, «воды-то и не хочется».

А  как же любовь? Классики научной психологии характеризуют любовь, как «активную заинтересованность в жизни и развитии объекта любви» (Эрих Фромм ). Где нет активной заинтересованности, там нет любви. Этим всё сказано. Для того чтобы ребенок развивался, ему нужны препятствия –– только в их преодолении  можно приобрести навыки оценки ситуации, возможные варианты исходов, положительный либо отрицательный жизненный опыт. Лишать ребенка возможности преодолевать препятствия значит лишать его возможности развития, значит преследовать какие-то иные цели, но только не любить ребенка.

Дистанция между матерью и ребёнком регулируется материнским инстинктом и должна  устанавливаться таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечивать безопасность жизни и развития, с другой, не препятствовать личностному росту и психологическому становлению. Суть подлинной материнской любви и самоотверженности  в том, чтобы не мешать ребёнку взрослеть. Мать должна воспитывать в себе желание, чтобы ребёнок, взрослея, становился всё более независимым от неё и, в конце концов, психологически  полностью от неё отделился. И это отделение не будет означать потери –– наоборот,  мать приобретёт в лице собственного повзрослевшего, самостоятельно мыслящего ребёнка новую, интересную личность, с которой будет общаться на равных.  Именно в таком развитии  личности состоит основа духовного здоровья и зрелости. А синдром гиперопеки составляет основу неврозов и различной психосоматической патологии.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ