СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
9.8°C
Без особых явлений
Брест
2.9°C
Дымка
Витебск
3.7°C
Без особых явлений
Гомель
7.6°C
Без особых явлений
Гродно
1.7°C
Без особых явлений
Минск
-1.6°C
Ветер 2 м/с, Западный
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Трудовой кодекс – это кодифицированный нормативный акт, регулирующий трудовые и связанные с ними отношения.
Трудовой кодекс Республики Беларусь: общие положения
Экономика Беларуси сегодня входит в сотню крупнейших в мире. Несмотря на некоторую условность этой позиции, она подчеркивает общие тенденции. Беларусь не относится к мировым лидерам, но и далека от аутсайдеров.
Экономика Беларуси
Здесь самая короткая и теплая в республике зима, самый продолжительный вегетационный период и наибольшая теплообеспеченность территории.
Климат на территории Беловежской пущи
Республиканский научно-практический центр (РНПЦ) травматологии и ортопедии оказывает высококвалифицированную специализированную травматолого-ортопедическую помощь населению республики.
Республиканский центр травматологии и ортопедии
Янка Журба (сапр.: Іван Якаўлевіч Івашын (1881–1964) — беларускі паэт, настаўнік, перакладчык. У відэа — кароткая біяграфія і верш пра каханне. Вобразы — у малюнках на пяску.
Янка Журба
Система несъемной опалубки активно используется в малоэтажном строительстве, но при возведении высотных жилых домов случаи ее применения пока единичны.
Технологии «Plastbau» в многоквартирном строительстве
Программа ТВ

Пять профессий Василия Ковальчука

Пять профессий Василия Ковальчука

Базилио в “Севильском цирюльнике”, Варлаам в “Борисе Годунове”, Даланд в «Летучем голландце» - роли народного артиста Беларуси Василия Ковальчука уже давно исчисляются десятками. В жизни оперному певцу тоже пришлось примерить на себя не одну роль. О том, какие профессии он освоил, Василий Ковальчук рассказал Всей Беларуси.

Машинист шахтных машин

Я родился на Украине – в Волынской области, в деревне Радомышль. Артистом никогда не мечтал быть, хоть петь нравилось всегда. Я считал пение несерьезным занятием, хобби. Участвовал в концертах, занимался самодеятельностью. Односельчане специально приходили в клуб, чтобы меня послушать. Также увлекался радиотехникой, и сам даже собрал детекторный приемник. Читал много специализированной литературы, готовился к поступлению в радиотехнический вуз. И на концертах в нашем сельском клубе мне хотелось быстрее отпеть и уйти домой – паять или собирать что-нибудь.

До армии я окончил семь классов, а потом ребята уговорили меня поехать на шахту в Нововолынск, чтобы заработать денег. Я тогда очень хотел мотоцикл, поэтому решил – поеду. Одиннадцать месяцев шла учеба, я до сих пор помню свою специальность – машинист шахтных машин. Даже «корочка» где-то лежит. Мама была категорически против, чтобы я ехал в эту шахту, отговаривала, а мне хотелось попробовать. Страха не было вообще, нас ведь на такую глубину опускали, и даже мысли не возникало, что может быть обвал или что-то еще. Был в шахте случай, когда мою спецовку замотало в конвейер. Как вырвался, не представляю. В шахте я должен был отработать два года, но проработал меньше – ушел в армию.

Телемастер

Радиотехникой увлекся случайно. С мамой пришли к портнихе: мне надо было костюм сшить для школы. У нее я увидел наушники, и так мне они понравились! После этого стал литературу изучать, приемники собирал, даже антенну на дом сам повесил. Это мне потом пригодилось, когда я окончил курсы телемастеров. Чуть не остался работать телемастером в Луцке, но без прописки там не задержался. Ремонтировал телевизоры и радиоприемники своим односельчанам. Знали меня и в соседних деревнях, приглашали к себе, угощали – куда без этого? К чему это могло привести – понятно. Поэтому я решил оставить эту работу.  Правда, и сейчас могу что-нибудь починить, тянет меня к технике.

Тракторист

После армии я возвращался домой через Луцк, постоял возле музучилища, но так и не решился переступить его порог. Подумал: кому я там нужен? И вернулся к себе в деревню, пошел на работу в колхоз, начал строить дом. Помочь было некому, только мама. Отец погиб еще до моего рождения: его убили украинские националисты. Вот вместе с мамой мы и строили этот дом.  Колхоз помог с материалами, но за это надо было отрабатывать. Сначала я пошел работать прицепщиком: сидел на прицепе и переключал плуги. Работать приходилось ночью, утром весь черный был от пыли – только глаза и зубы. Я тогда даже представить себя не мог на сцене, перед публикой. Когда заболел тракторист, меня посадили на трактор, а у меня даже прав тогда не было, хоть водить умел. И это была такая радость – в кабине, в тепле.  Я потом еще на комбайне работал, на строительство ходил – мы фермы строили. Там меня научили класть кирпич, пригодилось, когда дом строил.  Эта работа меня не совсем устраивала, поэтому я окончил курсы водителей. Меня, как отличника, отправили в Москву – на завод Лихачева – на практику. Там предлагали остаться, но я к тому времени женился, и моя первая жена ждала ребенка. Пришлось вернуться в деревню.

Заведующий клубом

После Москвы мне предложили место заведующего клубом, потому что я пел, играл на гармошке, участвовал в самодеятельности. Я согласился. У нас в клубе был драматический кружок: мы ставили спектакли, ездили с ними по соседним деревнях. И даже пользовались успехом. Все это время я пел, конечно, а еще играл на баяне на танцах: молодежь не хотела отпускать– приходилось петь и играть далеко за полночь.  Потом в колхозе решили строить дом культуры. И я тоже принимал участие в строительстве. Как раз в этот период мне предложили спеть песню «Русское поле» на областном конкурсе. Ее записали на радио и постоянно крутили в эфире: это было так непривычно – слышать себя в записи. До этого я свой голос никогда не слышал со стороны. После этого мне предложили поступать в музучилище в Луцке, и я уже не сопротивлялся. На тот момент мне было около тридцати лет.

Оперный певец

В музучилище я прошел сразу на второй курс, а еще через год меня уговорили поступать в консерваторию. Дали направление от училища, я приехал в Киев. Первый тур прошел очень легко, спел все на «отлично». А перед вторым туром попал в неприятную историю: попались нехорошие друзья, которые меня подпоили и забрали пиджак с деньгами. Я остался в одной рубашке, попал под дождь и простыл. На второй тур пришел без голоса, стал объяснять что-то, а меня выгнали. Решил – все, на этом моя оперная карьера окончена. Но мне посоветовали попытать счастья во Львове – там вступительная компания еще шла. Я послал телеграмму домой, мне выслали по телеграфу деньги, я сел на самолет и вылетел во Львов. Подал документы, сдал экзамены – и поступил. За время учебы многое поменялось в жизни, с первой женой мы разошлись. Она была категорически против того, чтобы я стал оперным певцом. Потом встретила свою нынешнюю жену Валентину, которая стала моим ангелом-хранителем. После консерватории меня пригласили во Львовскую оперу. Там – во Львове – и началась моя оперная карьера.  Когда Львовский театр закрыли на реконструкцию, мы с женой переехали в Венгрию – я выступал там в военном ансамбле. В Минск приехали в средине 80-х годов, а в Большом театре Беларуси я работаю с 1989 года. Все-таки призвание – есть призвание, и судьба дала мне понять, что нельзя зарывать талант в землю. Мой путь на сцену был трудным, но тем ценнее все, что я имею сейчас.

Использованные источники

Фото предоставлено Национальным Академическим Большим Театром Оперы и Балета

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ