СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
12.2°C
Дымка
Брест
9.5°C
Дымка
Витебск
13.5°C
Без особых явлений
Гомель
12.4°C
Дымка
Гродно
11.1°C
Без особых явлений
Минск
10.5°C
Дымка
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Для содействия развитию бизнеса в Беларуси действует сеть субъектов инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства.
Поддержка бизнеса в Беларуси
В Беларуси множество природных чудес. Среди них — Беловежская пуща и дубы-великаны, Браславские озера, Полесские болота, Голубая криница, колонии летучих мышей в заказнике «Барбастелла», роща черных берез и многие другие. Природа Беларуси — одно из самых захватывающих, впечатляющих, удивительных и уникальных зрелищ на планете.
Природа Беларуси
В настоящее время Республика Беларусь предлагает инвесторам благоприятные правовые условия для ведения бизнеса.
Правовые условия для инвестиций в Беларуси
Цішка Гартны (сапр.: Зміцер (Змітро) Хведаравіч Жылуновіч (1887–1937) — беларускі пісьменнік, паэт і перакладчык, грамадскі і дзяржаўны дзеяч, акадэмік АН БССР. У відэа — кароткія біяграфічныя звесткі, а таксама ўрывак з празаічнага твору. Аўтар размаўляе з гледачом не толькі праз словы, але і праз вобразы на пяску.
Цішка Гартны
Секретарь приемной руководителя биржи обеспечивает прием и регистрацию предложений, заявлений, жалоб и обращений в рабочие дни с 9-00 до 18-00.
Обращения граждан и юрлиц
Скорый фирменный поезд № 2/1 Минск – Москва «Беларусь»
Поезд «Беларусь» // Смотреть
Программа ТВ

Кревская операция

Кревская операция

Последняя крупная операция Западного фронта – Кревская – была предпринята в июне 1917 г., уже в совершенно других политических обстоятельствах - после февральского переворота и падения монархии власть в стране перешла к Временному правительству, армия была «демократизирована» (в каждой части создавался комитет, который мог отменить приказ командира).

План этой операции был точной калькой неосуществленного наступления лета 1916-го в направлении Ошмяны, Вильно. Основной удар при этом должна была наносить 10-я армия. Однако по  мере политизации армии становилось понятно, что наступление может потерпеть неудачу уже не по причине несокрушимой оборонительной линии противника или нехватки тяжелых снарядов, а из-за состояния собственных войск. О том, что творилось в армии, красноречиво вспоминал А.И.Деникин: «Смотрел войска в строю. Видел части, правда, как исключение, сохранившие почти нормальный, дореволюционный вид как по внешним формам, так и по внутреннему строю — в корпусе сурового и непреклонно отстаивавшего старую дисциплину Довбор-Мусницкого; видел большинство частей, — хотя и сохранивших подобие строя и некоторое послушание, но во внутренней жизни своей подобных разворошенному муравейнику: после смотра, обходя ряды и беседуя с солдатами, я был буквально подавлен новым для меня настроением, охватившим их: бесконечными жалобами, подозрительностью, недоверием, обидами на всех и на все: на отдельного начальника и корпусного командира, на чечевицу и на долгое стояние на фронте, на соседний полк, и на Временное правительство, за его непримиримое отношение к немцам. Видел наконец и такие сцены, которые не забуду до конца своих дней... В одном из корпусов приказал показать мне худшую часть. Повезли в 703 Сурамский полк. Мы подъехали к огромной толпе безоружных людей, стоявших, сидевших, бродивших на поляне, за деревней. Одетые в рваное тряпье (одежда была продана и пропита), босые, обросшие, нечесанные, немытые, — они, казалось, дошли до последней степени физического огрубения. Встретил меня начальник дивизии <генерал-майор Э.Г.Катлубай. – Авт.> с трясущейся нижней губой, и командир полка с лицом приговореннаго к смерти. Никто не скомандовал «смирно», никто из солдат не встал; ближайшие ряды пододвинулись к автомобилям. Первым движением моим было выругать полк и повернуть назад. Но это могли счесть за трусость. И я вошел в толпу.

Пробыл в толпе около часу. Боже мой, что сделалось с людьми, с разумной Божьей тварью, с русским пахарем... Одержимые или бесноватые, с помутневшим разумом, с упрямой, лишенной всякой логики и здравого смысла речью, с истерическими криками, изрыгающие хулу и тяжелые, гнусные ругательства. Мы все говорили, нам отвечали — со злобой и тупым упорством. Помню, что во мне, мало-помалу, возмущенное чувство старого солдата уходило куда-то на задний план, и становилось только бесконечно жаль этих грязных, темных русских людей, которым слишком мало было дано и мало поэтому с них взыщется… Из Сурамского полка я поехал, по настойчивому приглашению особой делегации, на корпусный съезд того же 2-го Кавказского корпуса. Там собрались выборные люди, и поэтому разговоры их были рассудительнее, стремления реальнее: в разных группах делегатов, среди которых замешалась свита, шла беседа о том, что здесь вот главнокомандующий, командующий, корпусный, штабы и все начальство; хорошо бы прикончить их тут же всех разом, вот и конец наступлению...'

Понятно, что вести подобных «воинов» в наступление было смерти подобно. Поэтому наступление Западного фронта постоянно откладывалось -  на конец апреля, затем на 15 июня, 22 июня, 3 июля и, наконец, 9 июля 1917 г.

Состав сил Западного фронта к началу наступления сильно переменился. Теперь в него входили следующие соединения:

2-я армия (командующий с 8 апреля 1917 г. — генерал-лейтенант А.А.Веселовский): 9-й (генерал-лейтенант П.Д.Шрейдер), 50-й (генерал-лейтенант Б.А.Дзичканец), 3-й Сибирский (генерал-лейтенант А.Е.Редько, затем В.Ф.Джунковский), Гренадерский (генерал-лейтенант Д.П.Парский) корпуса.

3-я армия (командующий с 3 апреля 1917 г. – генерал-лейтенант М.Ф.Квецинский): 10-й (генерал от инфантерии Н.А.Данилов), 15-й (генерал-лейтенант И.З.Одишелидзе), 20-й (генерал-лейтенант А.Я.Ельшин), 25-й (генерал-лейтенант В.В.Болотов) армейские корпуса.

10-я армия (командующий с 9 апреля 1917 г. – генерал-лейтенант Н.М.Киселевский): 3-й (генерал-лейтенант Д.Н.Надежный), 38-й (генерал-лейтенант И.Р.Довбор-Мусницкий), 1-й Сибирский (генерал-лейтенант Е.А.Искрицкий), 2-й Кавказский (генерал-лейтенант Г.И.Чоглоков) армейские корпуса.

9 июня главком фронта провел совещание с командующими армий и сделал по его итогам следующие выводы: «3-я армия. Армейский комитет по составу удовлетворительный… Дивизионные комитеты настроены хорошо и являются помощниками начальников дивизий… По настроению впереди других стоит артиллерия; наступление ею приветствуется. В пехоте настроение более пестрое. Лучше других 20-й корпус… Несколько слабее пехота 15-го корпуса. Еще слабее 35-й корпус… 10-я армия… Лучше других настроена артиллерия. Наиболее крепким следует считать 1-й Сибирский корпус… 2-й Кавказский корпус особенно болезненно переживает переход от старого режима к новому и, по оценке командующего армией, 2-я Кавказская гренадерская, 51-я и 134-я дивизии по своему настроению небоеспособны… 38-й армейский корпус настроен спокойнее… Численность армии продолжает заметно уменьшаться. Общее отношение солдат 10-й армии к наступлению скорее отрицательное… 2-я армия. Армейский комитет малоинтеллигентный, несамостоятельный, слепо идет за фронтовым комитетом, даже и в его крайних проявлениях… Настроение вполне хорошее в артиллерии, в пехоте пестрое, но вообще гораздо худшее, чем в других армиях… Дезертирство с фронта почти прекратилось. Братание наблюдается редко, одиночными людьми. Укомплектования поступают на фронт так скверно, что некомплект угрожающе прогрессирует». Верховный Главнокомандующий А.А.Брусилов наложил на доклад красноречивую резолюцию: «При таком настроении стоит ли подготовлять тут удар?'

И тем не менее «подготовляли». Чтобы понять, в какой обстановке готовилось наступление, достаточно упомянуть, что 8 июня съезд фронтовых комитетов высказался против проведения операции, 18 июня – за и 20 июня – снова против. Попутно свое мнение высказывали также другие комитеты, например, Минский совет рабочих и солдатских депутатов (постановил не наступать), дивизионные (в 169-й дивизии – постановил считать наступление изменой революции) и т.п. Работа по подготовке операции фактически легла на плечи офицеров, которые должны были одновременно заниматься своими прямыми служебными обязанностями и буквально упрашивать солдат идти в наступление… Сейчас это воспринимается как бредовый сон, но, увы, это были будни русской революционной армии – «армии свободной России», как любили ее тогда называть.

1 июля 1917 г. в Молодечно был издан приказ по 10-й армии. Он гласил:

«1. Части 10-й и 12-й армий противника занимают укрепленную позицию по линии оз. Нароч, д. Ново-Спасское, местечек Крево, Геверишки, Делятичи, Барановичи.

2. На армии Западного фронта возложена задача нанести противнику удар в общем направлении на Вильно.

10-й армии приказано нанести главный удар, атакуя противника на фронте Гавеновичи, Геверишки, имея первоначальной целью овладение линией Солы, Жуйраны, Ошмяны, Граужишки.

2-й и 3-й армиям приказано всеми средствами содействовать наступлению 10-й армии и по мере развития успеха перейти в наступление в общем направлении на Вильно и Слоним.

3. Во исполнение поставленной задачи командующий 10-й армией решил нанести противнику главный удар на участке Сутковского и Новоспасского лесов с дальнейшим развитием главного удара в направлении на лес, что между деревнями Глинная и Базары.

4. Ближайшей задачей командарм поставил выйти тремя ударными корпусами (2-му Кавказскому, 1-му Сибирскому и 38-му) на линию р. Оксна, деревни Глинная, Асаны, западная опушка Богушднского леса, Попелевичи, Чухны.

Для дальнейшего наступления с целью овладения линией Солы, Жуйраны, Граужишки указания предполагалось дать дополнительно.

5. Корпусам — задачи:

а) Кавказскому — атаковать участок Гавеновичи, Новоспасское с целью овладеть массивом с Сутковским лесом и развития в дальнейшем действий для закрепления на линии р. Оксна до Глинная;

б) 1-му Сибирскому — атаковать участок от Новоспасское до северной окраины Крево с целью овладения Новоспасским и Богушинским лесами и группой лесов к западу от первого и к северу от второго и закрепления на линии Глинная, Асаны (включительно);

в) 38-му — атаковать участок Крево, Чухны (включительно) с целью захвата Кревского массива и леса к западу от него и закрепления на линии Асаны (исключительно), Попелевичи (включительно);

г) 3-му — оборонять участок от Геверишки включительно до высоты в 1 1/2 верстах юго-восточнее деревни Бор включительно, содействуя наступлению 38-го корпуса, сосредоточив артиллерийский огонь по батареям противника, группирующимся в районах деревень Вишневка, Ордаши, Куты, и имея корпусный резерв (три полка 73-й пехотной дивизии) на правом берегу р. Березины. В дальнейшем корпус должен принять участие в общем наступлении на линию Солы, Ошмяны, Граужишки».

Для прорыва мощной линии обороны противника на участке главного удара было сосредоточено огромное количество артиллерии: 788 орудий, из которых 356 крупнокалиберных. Наиболее насыщен артиллерией был 38-й армейский корпус. Все орудия, за исключением 12-дюймовых гаубиц, имели полные боекомплекты. Корректировку стрельбы должны были осуществлять 15-й,  35-й корпусные и 11-й армейский воздухоплавательные, Гренадерский, 1-й Сибирский и 34-й корпусной авиационные отряды. Стоит упомянуть, что специальные части русской армии – артиллерия, авиация, бронеотрядники, инженерные войска – были значительно меньше затронуты революционным разложением, чем пехота, и потому на них вполне можно было положиться.

Операция началась мощной артподготовкой, которая длилась с 6 по 9 июля 1917 г. Ее результаты артподготовки, без сомнения, были самыми блестящими за всю историю Западного фронта. Проволочные заграждения противника местами были уничтожены полностью, окопы 1-й, а частью 2-й и 3-й линий просто перестали существовать. Блиндажи и пулеметные гнезда были разрушены; железобетонные бункеры почти не пострадали, но входы в них были плотно завалены обломками бревен и землей.

Но сама Кревская операция, уложившаяся в один день – 9 июля, окончилась полным провалом. Из 14 русских дивизий, готовившихся к атаке, пошли в наступление 7, из них полностью боеспособными оказались 4. Солдаты попросту не желали выполнять приказы офицеров, массово уходили в тыл, шли на «самострелы» - что угодно, лишь бы не воевать.

И все-таки эта операция была во многом блестящей. Некоторые русские части проявили 9 июля подлинный героизм и самоотверженность. Ярче всех показала себя 51-я пехотная дивизия, чьи 202-й Горийский, 204-й Ардагано-Михайловский и три роты 203-го Сухумского полков продемонстрировали, чего стоит штыковой удар русских войск. С редким мужеством и презрением к смерти сражались русские офицеры. Подвиги многих из них уже граничили с мученичеством и были возможны только в угарной атмосфере 1917-го. Например, в 38-м корпусе описан такой случай: «Тщетно офицеры, следовавшие впереди, пытались поднять людей. Тогда 15 офицеров с небольшой кучкой солдат двинулись одни вперед. Судьба их неизвестна – они не вернулись». Блестящий подвиг совершил подполковник Сергей Иванович Янчин, собравший отряд из 44 офицеров и 200 верных долгу солдат и пошедший с этим отрядом в атаку. Никто из храбрецов из нее не вернулся.

Ну а самое главное – нельзя не отметить тот факт, что одна из целей Кревской операции была достигнута. Мы имеем в виду то, что войскам 10-й армии впервые за всю историю позиционной войны на Западном фронте удалось частично уничтожить и прорвать сильно укрепленную полосу обороны противника в районе Крево. Из горьких уроков Нарочи и Барановичей наконец-то были извлечены правильные выводы…

Осенью 1917 г. боевые действия на фронте стали замирать (последние крупные бои были отмечены 26 и 31 октября) и после большевистского переворота окончательно стихли. В середине ноября войска сами начали заключать с противником перемирия на местном уровне. Первым, 10 ноября, предложил перемирие противнику штаб Гренадерского корпуса 2-й армии. Но заключили перемирие первыми 55-я и  69-я пехотные дивизии – в 22.00. 13 ноября стрельба прекратилась в районе деревни Новоселки. На другой день, в полдень 14 ноября, начали переговоры с немцами Гренадерский корпус и 67-я пехотная дивизия.

В тот же день, 14 ноября, последовал приказ большевистского главнокомандующего Западным фронтом В.В.Каменщикова – заключать перемирия на местах самим. Так что переговоры Гренадерского корпуса и 67-й пехотной дивизии неожиданно получили официальную основу. 67-я дивизия перестала вести боевые действия в тот же день, Гренадерский корпус – в полдень 16 ноября (на 30-верстном участке Барановичи, Горбачи, Полонечко). 15 ноября начал переговоры с немцами, а 19-го «воткнул штыки в землю» на участке северный берег озера Нарочь, местечко Петруши 15-й армейский корпус. Вечером 17 ноября 1917 г. комитеты 2-й и 10-й армий остановили боевые действия на своих армейских участках и обратились к германскому командованию с официальным предложением начать переговоры о перемирии.

Тем не менее еще несколько дней на фронте заключались «частные» перемирия корпусного, дивизионного и полкового уровней. 18 ноября прекратились боевые действия на участке 7-й Туркестанской стрелковой дивизии, 19 ноября – 3-го армейского корпуса. «Частные» перемирия заключались как долгосрочные, на три месяца, так и на две недели (с 15 по 30 ноября – на участке 515-го пехотного Пинежского полка, от Телехан до деревни Валище). Многие части обязывались содействовать заключению перемирий на боевых участках соседних подразделений. Иногда инициатива перемирий исходила от немцев.

Ну а 23 ноября последовало уже «общее», фронтовое перемирие. Оно было заключено фронтовым ВРК в местечке Солы. Оно вступало в силу с полудня 23 ноября 1917-го и действовало по полдень 24 января 1918 г. или «до заключения общего перемирия на всем русско-германском фронте, если таковое последует ранее означенного срока» (что и случилось). На всем Западном фронте от Видз до Припяти немедленно прекращались все боевые действия всеми видами оружия и средств массового поражения, минные и саперные работы, воздушные полеты над расположением противника и в 10-верстной полосе от передовой линии своих окопов, действия разведчиков. Стороны обязались не производить подготовительных работ к наступлению и не перебрасывать крупные силы с одного фронта на другой. Особенно «хорош» был пункт о проволочных заграждениях: переход солдат за свою проволоку не разрешался, но к тем, кто это делал, никаких штрафных санкций не применялось.

Формально перемирие, подписанное в Солах, действовало недолго – около двух недель, с 23 ноября до 14.00 4 декабря 1917 г., когда вступило в силу подписанное 2 декабря в Скоках под Брест-Литовском 28-дневное перемирие по всему русско-германскому фронту от Балтики до Дуная.

Ну а последние боевые столкновения с противником на территории Беларуси были отмечены уже в феврале-марте 1918 г. Тогда германская армия, нарушив перемирие, перешла в наступление по всему фронту. 20 февраля немцы вступили в Полоцк, 21-го - в Минск, Режицу и Двинск, 24-го – в Калинковичи, 25-го – в Борисов, 27-го – в Жлобин, 28-го – в Рогачёв и Речицу, 1 марта – в Гомель, 3 марта – в Оршу, 5 марта – в Могилёв. Из крупных белорусских центров неоккупированным остался только Витебск. В ходе февральско-мартовского наступления 1918 г. германская армия практически без потерь, малыми силами захватила 23 белорусских уезда из 35, за две недели осуществив то, к чему противники России безуспешно стремились больше двух лет…

Разрозненные и потерявшие боеспособность остатки старой русской армии и крохотные отряды новорожденной Красной Армии смогли оказать лишь символическое сопротивление захватчикам. Тем не менее бои с германцами произошли на подступах к Минску, Толочину, Калинковичам, Жлобину, Речице, Витебску, Гомелю, Ветке. Бои за Оршу продолжались несколько дней причем, по свидетельству коменданта Орши И.Ф.Скуратовича, немцам так и не удалось полностью захватить железнодорожный узел: они контролировали товарную станцию, а Орша-Пассажирская оставалась в руках красных. Последние бои произошли 6-7 марта 1918 г., когда 2-й Гомельский красногвардейский отряд очистил от германцев только что занятый ими Добруш и отбил потерянный 3 марта бронепоезд.

Формально война для большевистской России закончилась 3 марта 1918 г. с заключением позорного Брестского мира. 5 марта была ликвидирована должность Верховного Главнокомандующего, а 16 марта – и сама Ставка. Штаб Западного фронта был захвачен германцами в Минске 21 февраля, только небольшая его часть во главе с главкозапом А.Ф.Мясниковым за два дня до этого успела эвакуироваться в Смоленск. 24 марта из Смоленска штаб переместился в Тамбов, где 12 апреля его управление было расформировано.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ