СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
23.9°C
Без особых явлений
Брест
19.6°C
Без особых явлений
Витебск
23.6°C
Без особых явлений
Гомель
17.8°C
Без особых явлений
Гродно
15.9°C
Без особых явлений
Минск
19.1°C
Без особых явлений
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Мезаліт (сярэдні каменны век) – перыяд у гісторыі Беларусі, які датуецца IX-V тысячагоддзямі да нашай эры; перыяд каменнага веку паміж неалітам і палеалітам.
Сярэдні каменны век на Беларусі
Велічны Мірскі замак — архітэктурная жамчужына Беларусі. Гэта першая каменная прыватна-уласніцкая рэзідэнцыя на землях ВКЛ. Узнікла ў пачатку XVI стагоддзя. І лёс яе цесна звязаны з гістарычнамі падзеямі на нашых землях. Размясціўся замак усяго за 100 кіламетраў ад Мінска ў гарадскім паселку Мір Гродзенскай вобласці — у мястэчку, гісторыя якога пачынаецца з XIV стагоддзя.
Мірскія хронікі. Гісторыя замка
Схема белорусской железной дороги
Сеть железной дороги
Вместе с дизайнером Ульяной Лукьяненко сегодня мы будем декорировать старый табурет.
Декорируем старый табурет
Несвижский район расположен на юго-западе Минской области. Граничит с Кореличским районом Гродненской области, Столбцовским, Копыльским, Клецким районами Минской области. Административный центр — город Несвиж.
Несвижский район
Полацкае княства – адно з буйнейшых княтсваў ва Усходняй Еўропе ранняга Сярэдневякоўя; на поўначы межавала з Наўгародскай зямлёй, на ўсходзе са Смаленскім княствам, на поўдні – з Тураўскім княствам, на захадзе – з землямі лета-літоўскіх плямён
З гісторыі Полацкага княства
Программа ТВ

Королевская охота

 Королевская охота

Северная война. Из цикла рассказов Алексея Лиса «Белорусские «овраги» на бумаге шведского Александра Македонского».

Политические предпосылки.

Так случилось, что Северная война 1700-1721 годов, в которой долгое время участвовала Речь Посполитая, забыта современниками. А ведь население тогдашней Беларуси, входящей в состав королевства, на собственной шкуре испытало, что значит – кровью расплачиваться за чужие интересы.  Но в памяти соотечественников прочно закрепились Отечественная война 1812 года, война с крестоносцами и ее триумф под Грюнвальдом, Первая Мировая, в особенности – Великая Отечественная… А Северная, она же Великая Северная, она же Двадцатилетняя война – нет. Единственным проблеском в памяти современных белорусов остается сражение при Лесной 1708 года, да и то – как «мать Полтавской баталии». И такому забвению есть множество причин – мировоззренческих, социальных, политических, исторических. Дело-то было больше трех веков назад. Но и это не первая причина молчания – главная загвоздка в том, что в период с зимы по осень 1708-го на территории Речи Посполитой, уже вышедшей из войны, велись бои между шведами и русским. Регулярная армия Речи Посполитой, в рядах которой были «литвины и поляки», участия не принимала… Мир! Интересная ситуация, правда?

Две страны воюют на территории третьей за свои собственные интересы, а квадратные километры земель, города и села Речи Посполитой (а именно – территория современной Беларуси)– лишь разменная карта на их «игровом столе» истории. Лихолетье, изрыгая пламя и дым, прокатилось по нашей родине – и ушло, Речь Посполитая от этого, кроме пепелищ, ничего не получила – зачем же, считают иные, помнить эти далекие события? Получилось так, что в массовом сознании белорусов догмы советского образования оставили о Северной войне интересную метаморфозу. Если кратко, она такова: далеко на севере столкнулись интересы Швеции и России. Король Карл XII «вдруг» решил принудить царя Петра к миру через поражение на его собственной земле,  и неожиданно очутился аж в Украине – где был разбит при Полтаве и сбежал за границу. Чуть раньше этих событий его генерала Левенгаупта разбили при Лесной. И все! О обстоятельствах, как Карл из Польши перенесся на Украину – молчок! По воздуху, что ли? Нет, людям даже с самыми поверхностными знаниями географии ясно: очутиться в северной Украине, выйдя из Варшавы, можно только через нашу с вами родину. И, судя по тому, как долго шведские «туристы» пропутешествовали от Гродно до Полесья, нетрудно понять: их визит не вылился в просто прогулку.

Но как Карл забрался в такую даль, чего он хотел достичь в Украине? И почему именно так далеко на юге, а не в областях, близких к политическим центрам вроде Москвы? Ведь Карл сначала шел строго на восток – к столице Московского Царства, зачем же он потом резко свернул на Северскую (северную) Украину? И что его военачальник делал при Лесной? Все эти вопросы в школьных учебниках фактически обходятся стороной… Мол, зачем, говорит историография, нам эти «переходы» между узловыми событиями? В них же нет ничего существенного…

По моему мнению – есть. Именно тут, на территории современной Беларуси, в течение 9 месяцев 1708 года, вершились важнейшие для России и Речи Посполитой события. Именно тут Карл XII решил изменить главный маневр всей своей жизни – свернул, наступая на Москву, к югу – в Украину. Именно события января-сентября восьмого года XIX столетия, случившиеся на Беларуси, спасли Великороссию, Московию, от вторжения шведов, перенаправив удар в Малороссию (Украину). Жизни оставшихся безымянными белорусов, попавшими под жернова войны, были принесены на алтарь победы Российской империи и благополучно забыты.

К началу XVIII века на Севере Европы для решения территориальных претензий «созрела» политическая воля ряда стран: игроки уверились в своих силах и разбились на две группы.  Один лагерь возглавила Швеция, другой – Россия. Состав остальных участников войны будет пестр, далеко не все они присоединятся к бойне сразу, не все ее окончат плечом к плечу с постоянными союзниками. Англичане, кстати, вообще провоюют один отрезок времени на одной стороне, затем – на второй. В Речи Посполитой и в войске Запорожском вообще случится «раздвоение личности». Так, часть королевства встанет за шведов, часть – за русских. Позже Речь вообще выйдет из войны. Казаки до измены гетмана Ивана Мазепы будут на стороне Петра, после предательства, частично, против царя, частично (во главе с гетманом  Скоропадским) – на стороне Москвы. Что ни говори, расклад режет глаз: и это еще самое приблизительное его описание!

Что же делили между собой горячие коронованные головы? Дания, Россия и Август, властитель Речи Посполитой и Саксонии, объединившись в Северный союз, желали «обкорнать» шведского льва. Конечно же, на владения Карла, что в Скандинавии, они не рассчитывали, но территории королевства на побережье Финского залива, Прибалтику, юг Балтийского моря было бы неплохо поделить между собой. К 1700 году во главе Швеции стоял 18-летний мальчик: ну что серьезного можно ожидать от повесы и шалопая, резвившегося на охоте чаще, чем советовавшегося со своими министрами? Особенно на победу уповал инициатор Северного союза – Август II – надеявшись по легкому «срубить» себе в карман провинцию Лифляндия, она же Ливония. Та досталась шведам 40 лет назад, но в обществе Речи жили настроения вернуть эти земли. Августу, заручившемуся поддержкой огромной Московии, а также имевшему под рукой вышколенную армию (и экономику) цветущей Саксонии, уже грезилось возвращение прибалтийских берегов… Ну не юношу же с пушком на губах боятся! Да, шведская армия – сила, но в неопытных руках и железо гнется! И Дания своим флотом поможет – дадим им за это земли на юге Скандинавии, тоже когда-то отобранные Швецией… Россия же жаждала выхода к морю, возвращения своих полузабытых вотчин, славянских (и не только) территорий, потерянных в Смутное время и позже. Ингрия, Карелия, Ливония улыбались Петру, торопившемуся прорубить в этом месте «окно в Европу». Как хотели поделить меж собой Ливонию русские и поданные Августа? «После победы разберемся», - таково было общее мнение союзников.

Швеция хотела не только парировать удар, но и разжиться кусками от побежденных. Маховик войны, таким образом, был запущен. Остальные игроки Северной войны – Англия, Голландия, Шлезвиг-Готторп, Пруссия, Молдавия, Османская империя, Крымское ханство, Запорожская сечь – были вовлечены в этот круговорот зачастую вне желаний лидеров двух сражающихся лагерей. Они решали свои личные задачи.

Саксония и Речь Посполитая сделала первый ход – зимой 1700 года осадила шведскую Ригу – но из-за вялости местной знати операция сорвалась. Вторая неудача была посерьезней: Карл XII, этот изнеженный шалун, вдруг высадился в августе под самым Копенгагеном, и Дания, один из союзников Речи, вышел из игры – капитулировал.

Месяц спустя после этих событий, еще не зная о конфузе короля Фредерика IV, царь Петр пошел на город Нарву, что охранял Ингерманландию (она же Ингрия). Осада шла очень трудно из-за неустроенности наспех сформированной на европейский манер армии. Август I, уйдя не солоно хлебавши от Риги, допустил возможность шведам оперативно перенаселить удар с запада на восток – под Нарву. Карл, высадившись в Пярну, скорым маршем пошел и вдрызг разбил русских. Начало Северной войны было ознаменовано яркими победами юного короля, прозванного «Шведским Александром Македонским» и «Александром Македонским Севера». Оставив, казалось, навсегда деморализованную Россию на растерзание генералам, король отправился на второго коронованного противника – Августа II. Более того, юный воин хотел быть не просто воеводой, но и политиком: пользуясь обычаем Речи Посполитой выбирать короля, он решил избрать силою своих штыков другого правителя этой страны. Конечно же, новый монарх должен был подчиняться Швеции, а сам край войти в орбиту интересов нового покровителя – Карла. 1701-1704 годы прошли под знаком новых громких викторий юного короля-викинга: Ливония, Варшава пали, затем саксонцев с поляками разбили у Торуни, Кракова, Данцига и Познани. На трон был «выкликнут» Станислав Лещинский, хотя часть дворян (Сандомирская конфедерация) встала за прежнего монарха.

Ситуация с Речью висела буквально на волоске: казалось, еще чуть-чуть – и Белый орел падет, после чего Россия останется в изоляции, без союзников, после чего на нее можно будет напасть с удвоенной энергией. Но преследование убегавшего по всей своей стране Августа затянулось на годы, а Московия успела не только поправить силы, но и начать контрнаступление заново отреформированными армиями в Ингрии и Прибалтике. Победы не заставили русских долго ждать. Более того: 1704-й ознаменовался формальным союзом с Речью – и зеленые колонны царских солдат замаршировали по Литве и Польше. С переменным успехом войска русских, казаков и поляков-августовцев бились со сторонниками Лещинского и шведами. Наконец, Карл вновь взял инициативу на себя, и чаша весов склонилась на сторону Шведского льва: король вторгся теперь уже в Саксонию – и вывел из схватки второго союзника России – Августа II. Более того, на престол был усажен Станислав Лещинский. В 1706-м, у Клецка, до ухода шведов на запад, состоялось первое сражение на территории современной Беларуси – казацко-русское войско было разбито, шведы взяли осажденные Ляховичи. Юг Беларуси был опустошен, но это стало только первым звоночком нашим далеким предкам: главные испытания – нашествие 1708 года – были еще впереди. Результаты еще одного отрезка войны были неоднозначны: успехи русских в Ингрии оказались подточены исчезновением второй «опоры» Северного союза – Речи и Саксонии. Казалось бы, населению Беларуси можно было бы вздохнуть с облегчением: Карл двинется на север – отбирать у России Прибалтику с Ингрией. Но в голове у молодого короля возникла новая идея: он соблазнился шаблонной идеей прямого удара по политическому «центру» оставшегося активным противника – Москве. Армия под желто-синими знаменами отправилась из покоренной Саксонии на восток – через земли нашей многострадальной родины.

Использованные источники

Фрагмент картины "Встреча Карла XII и герцога Мальборо в Альтранштадте", Генри Эдвард Дойль, 1887 год

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ