СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
4.3°C
Дождь
Брест
5.2°C
Без особых явлений
Витебск
9.7°C
Ливневый дождь
Гомель
6.9°C
Без особых явлений
Гродно
3.9°C
Дождь
Минск
4.1°C
Дождь
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
5-я городская клиническая больница — крупное многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение, в составе которого 19 специализированных клинических и 14 лечебно-диагностических отделений.
5-я городская клиническая больница г.Минска
Понятие «совмещение» определяется в ч. 1 ст. 67 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее - ТК).
Совмещение профессий: общие положения
Открытое акционерное общество «ИНТЕГРАЛ» –– разработчик, производитель и экспортер микроэлектронных компонентов и изделий электронной техники. Одно из ведущих предприятий в стране в данной области. Вся Беларусь предлагает совершить увлекательное видеопутешествие по «Интегралу».
Репортаж с производства «Интеграл»
Музейный комплекс «Дудутки» –– это пример усадьбы второй половины XIX века. Когда-то здесь поблизости находилось имение известного и знаменитого в Беларуси дворянского рода Ельских. Деревня Дудичи, расположенная в 2-х километрах от музейного комплекса, была их родовым гнездом и центром ремесленного производства этого региона.
Дудутки — центр народных ремесел
Сборная Словакии появилась после распада Чехословакии в 1993 году. По решению Международной федерации хоккея словаки отправились в дивизион С, третий по силе, а сборная Чехии, стала наследницей Чехословакии и осталась в высшем дивизионе.
Сборная Словакии
Свинина – традиционное название мяса свиней и боровов. Непосредственно свининой называют мясо животного более 10 килограмм. Мясо животного меньшего веса – мясо поросят. Тушу рубят на следующие части: корейка, лопатка, грудинка, поясничная часть, окорок, рулька, голяшка. На качество мяса влияют порода и возраст животного, а также условия содержания.
Польза свинины
Программа ТВ

Федор Конев

Федор Конев

«Мы были поколением “шестидесятников”, которое сотворило “золотую эпоху “Беларусьфильма”.

Федор  Конев

Писатель, драматург.

Родился 28 февраля 1935 года в селе Мужи Шурышкарского района Тюменской области – на берегу Малой Оби, за Полярным кругом или, как он сам говорит, «на макушке планеты».

Его дед, Ефим Конев, был зажиточным сельчанином. За это всю семью Коневых во время раскулачивания выселили из собственного большого дома. Но поскольку отец, Егор Конев, служил в Красной Армии в годы гражданской войны, семью не сослали в Казахстан, как прочих «мироедов», а разрешили всему семейству поселиться в маленькой бане. Там и прошли первые годы жизни Федора Конева.

Родители трудились в колхозе. Отец – рыбак и охотник – числился в передовиках производства. Мать, Агриппина Конева, воспитывала троих детей (всего в семье было 8 детей, но пятеро умерли в младенчестве). В 1942 году отца призвали на фронт. В том же году он погиб на Ладожском озере под Ленинградом – в судно, на котором плыл со своим подразделением, угодила немецкая авиабомба. Жена так и не поверила похоронке, втайне ждала мужа до самой смерти в 1980-м. Да и похоронка пришла не сразу, поначалу прислали уведомление, что Егор Конев “пропал без вести”. Такая формулировка лишала семью пенсии. И лишь когда один из однополчан написал в Особый отдел, что Егор Конев погиб на его глазах, семье стали оказывать скудную помощь.

Село стояло на берегу великой реки Оби, а вокруг простиралась тайга. И Федор Конев, конечно же, с малых лет дружил с природой.

В чем еще были единодушны мальчишки, его друзья, так это в ненависти к урокам немецкого языка. Никто принципиально не желал учить язык врага, из-за которого они потеряли отцов. Федор Конев тоже не проявил склонность к немецкому, зато много читал русских классиков. Благодаря Пушкину, Гоголю, Лермонтову и Тургеневу начал осваивать русский язык – до этого говорил на языке коми-зырян, как и все в селе.

В шестнадцать лет начал сочинять стихи. В восемнадцать лет послал их в Литературный институт в Москве. В ответ получил вызов, который давал ему право участвовать во вступительных экзаменах. Юному колхознику, не имевшему паспорта, эта бумага позволила покинуть родное село.

Летом 1954-го, получив школьный аттестат зрелости, Федор Конев упаковал вещи в самодельный фанерный чемодан, который закрывался висячим замком, и отправился за своей мечтой. Плыл на пароходе по Оби до города Лабытнанги, где начиналась железная дорога в зоне вечной мерзлоты.

В первый же день пути начались незабываемые приключения. В трюмном помещении четвертого класа с духяростными нарами с Федором расположилась компания амнистированных уголовников, которые смирно вели себя, лишь пока были трезвые. Зэки с увлечением “резались” в карты. Когда один из них, как оказалось, “мокрушник”, проигрался в пух, то не шутя предложил сыграть на жизнь паренька, ехавшего рядом с ними. Подельники не возражали. Эта карточная партия показалась Федору Коневу невероятно долгой. И уж совсем ему не понравился ее итог – проигравший зэк предупредил его, что пришла пора прощаться с жизнью. К счастью, старший из компании приказал оставить паренька в покое. Лицо своего спасителя Федор Конев до сих пор не забыл.

Доехав до Москвы на поезде, Федор Конев прямиком с вокзала отправился в Литинститут и в приемной узнал, что на вступительных экзаменах придется сдавать немецкий язык. Это был сокрушительный удар по его надеждам – из всего школьного курса Федор Конев помнил два-три немецких слова. Но сотрудник приемной комиссии утешил донельзя огорченного юношу:

– Если так любите литературу, то попробуйте свои силы во ВГИКе. На сценарном факультете, например. Там немецкий сдавать не надо.

– А где этот ВГИК находится? – спросил Конев.

Уточнить, как расшифровывается аббревиатура, он постеснялся. Но уже вскоре подавал документы в приемную комиссию Всесоюзного государственного института кинематографии.

До сих пор его представления о кино ограничивались вечерними просмотрами советских и трофейных фильмов в сельском клубе. Детей до 16 туда не пускали. Но изворотливый Федор проникал в клуб заранее и прятался за деревянным пъедесталом, на котором возвышался бюст Сталина. Это было единственное место в зрительном зале, куда не догадывался заглянуть бдительный контролер. Когда сеанс начинался, Федор ужом выползал из укрытия и устраивался на полу прямо перед первым рядом. Фильмы тех лет – “Тарзан”, “Индийская гробница”, “Кавалер Золотой Звезды”, “Подвиг разведчика”, “Свинарка и пастух” – поражали воображение. Кино казалось волшебным миром, на пороге которого он внезапно оказался.

Творческий экзамен Федор Конев сдал успешно. А вот на экзамен по истории не явился – по причине голодного обморока. Его ежедневный рацион состоял из стакана чая в столовой, куска хлеба и плавленного сырка. Сидя в библиотеке за учебником истории, Федор потерял сознание и очнулся уже в больнице. Экзамен был пропущен. Пришлось возвращаться домой с сокрушенным сердцем. Но мечта вернуться во ВГИК поселилась в его душе.

Вскоре пришла повестка в военкомат. Федора Конева мобилизовали на два года в ряды Советской Армии, отправили в танковые войска. Служба проходила среди сопок Забайкалья. Федор Конев дослужился до звания командира танком. Его однополчане часто писали письма знакомым девушкам, но поскольку обладали скудным лексическим запасом, то обращались к начитанному Коневу, чтобы продиктовал им текст. Это занятие было одним из главных развлечений службы.

Демобилизовавшись, Федор Конев вернулся в родное село, работал в собесе, затем в районной газете, а в 1958 году вновь отправился в Москву и на этот раз поступил на сценарный факультет. Учился в мастерской Екатерины Виноградской (известного советского кинодраматурга, автора сценария знаменитых в 1930–1950-х годах фильмов “Обломок империи”, “Член правительства”, “Партийный билет”).

Летом 1959 года, когда приехал на каникулы в Мужи, заприметил в местной аптеке красивую молодую заведующую Марию Любавину. Два года ухаживал за ней (главным образом слал письма из Москвы). В июле 1961 года они поженились и с тех пор живут неразлучно. В мае 1962 года у них родился сын Андрей (сейчас работает главным редактором журнала “Сад твоей мечты”), а в декабре 1970 года – Егор (преподает в Институте журналистики БГУ).

В 1960 году Федор Конев проходил практику на Тюменском телевидении. Там единственный раз в жизни выступил в качестве кинарежиссера – снял по своему сценарию новеллу “Дорогу осилит идущий”. После этого опыта пришел к мысли, что его подлинное призвание – писать, а снимать должны те, кому это больше нравится.

После окончания учебы в 1963 году поехал по распределению в Сыктывкар (Коми АССР), где возглавил редакцию литературно-художественных программ на телевидении. По его сценариям был снят десяток короткометражных документальных фильмов. Их творческий диапазон был достаточно широк – от первого звонка в городской школе до жизни оленеводов в тундре.

Но в душе Федор Конев лелеял мечту о “большом метре” и в свободное от работы время писал сценарий полнометражного художественного фильма “Судный день”. Когда закончил в 1965 году, то послал на ознакомление бывшему однокурснику Никите Хубову в Москву. Тот переслал “Судный день” на киностудию “Беларусьфильм”. В ту пору сценарную коллегию здесь возглавлял поэт Максим Лужанин. Ему сценарий понравился настолько, что он сразу же заключил договор с автором. Федора Конева пригласили в Минск на творческий семинар. “Судный день” так и не был поставлен, затормозило московское начальство, но Максим Лужанин пригласил Конева на должность киноредактора. С того времени творческая жизнь Федора Конева неразрывно сплелась с киностудией “Беларусьфильм”.

В конце 1960-х годов Минск начинался на западе в районе нынешней станции метро “Грушевка”, а на востоке заканчивался у современной улицы Макаенка. Киностудия располагалась у городской черты, а площадка для натурных съемок, где гремели взрывы во время съемок батальных сцен, находилось на месте нынешнего комплекса Белтелерадиокомпании. Берега Свислочи в центре города еще не забетонировали. По широкому проспекту Ленина проносились редкие машины. И уж что совсем поразило приехавшего из Сыктывкара Конева, так это обилие продуктов в продовольственных магазинах. В то время, как почти половина регионов СССР жила на скудных пайках, здесь можно было купить палку колбасы, не давясь в длинной очереди. В скором времени Федор Конев перевез семью в Минск.

Почти на тридцать лет “Беларусьфильм” стал для Федора Конева местом, куда он с удовольствием ходил на работу. Эта работа – увлекательная, волнующая и порой очень нервная – придавала смысл его жизни.

Как редактор Федор Конев знакомился со сценариями и заявками, которые присылали на киностудию. Правила обязывали дать квалифицированный ответ автору в течение месяца, в противном случае сценарий считался принятым к производству. Почти 90 % присланных работ отбраковывались по причине полного непрофессионализма.

Помимо того, значительную часть рабочего времени Федор Конев посвящал доработке отснятого киноматериала. Серьезной проблемой белорусского кинематографа и в прежние, и в нынешние времена было то, что некоторые излишне самоуверенные режиссеры часто отступали от сценария и снимали фильм, как им вздумается. Однако на стадии монтажа такие режиссеры, мнившие себя гениями во время съемок, обретали растерянный вид, поскольку снятая таким образом картина “рассыпалась” на эпизоды, не имевшие никакой смысловой связи. Вот здесь и вступал в дело киноредактор, который за монтажным столом помогал преобразовывать отснятый материал в логически внятный сюжет. После этого режиссеры вновь преисполнялись самодовольства.

Дорабатывать приходилось не только фильмы, но и сценарии, принятые к производству Государственным комитетом по кинематографии СССР. Редактор дописывал эпизоды и переписывал диалоги, углублял характеристики персонажей и развивал сюжетные коллизии. Тематика фильмов чаще всего была либо производственная, либо военная. Кстати, хотя по количеству фильмов о Великой Отенчественной “Беларусьфильм” значительно отставал от “Мосфильма” или “Ленфильма”, но именно за нашей киностудией в эти годы закрепилось полушутливое название “Партизанфильм”.

Тогда же Федор Конев выступил в качестве автора и соавтора сценариев, которые ставили такие мастера национального кино, как Игорь Добролюбов (фильм “Счастливый человек”), Виталий Четвериков (“Пламя”, “Половодье”, “Сад”), Вячеслав Никифоров (“Обочина”, “Фруза”), Виктор Туров (“Черный аист”, “Шляхтич Завальня”). Он успешно сотрудничал с режиссерами Диамарой Нижнековской (четырехсерийный телефильм “Крест милосердия”), Леонидом Мартынюком (“Белое озеро”), Юрием Марухиным (“Радуница”), Борисом Шадурским (“Ятринская ведьма”), Сергеем Сычевым (“Личный интерес”, “Я помню”, “Пока мы живы”). Помимо оригинальных сюжетов, Федор Конев воплощал на экране произведения белорусских писателей, популяризирую таким образом национальную литературу, плодотворно сотрудничал с Вячеславом Адамчиком, Виктором Козько, Валентиной Ковтун и другими именитыми прозаиками.

Федор Конев активно работал не только как кинодраматург, но и как прозаик. С 1972 года его рассказы и повести регулярно публикуются на страницах литературно-художественного журнала “Неман”.

С началом “перестройки” организационные изменения коснулись и “Беларусьфильма”. По примеру “Мосфильма” киностудия разделилась на три студии. Федор Конев возглавил редакционный отдел одной из них – студии имени Тарича. Но эксперимент с этим разделом себя не оправдал и в 1991 году “Беларусьфильм” вновь реорганизовался в единую студию. В этом году на его производственной базе было снято 32 художественные картины – абсолютный рекорд для белорусского кино. В прежние годы киностудия производила в год в среднем 5-6 художественных и столько же телевизионных картин. Причиной “многокартинья” стал приток инвестиций от продюсеров, которые укрывали таким образом свои доходы от уплаты налогов. Они фиксировали в документах крупную сумму, например, 500 тысяч долларов, но на практике заставляли съемочную группу сделать фильм за 100 тысяч. Остальная часть шла в карман продюсерам.

В 1992 году подобная практика была запрещена законодательно. Тогда же в связи с фронтальным кризисом в экономике государство значительно урезало финансирование кинопроизводства. Отечественные картины уже не приносили прибыли, поскольку прокат заполонили в основном американские фильмы. Теперь на “Беларусьфильме” снимали в лучшем случае 1-2 художественные картины в год. Число сотрудников с 1500 человек сократилось втрое. Это трудное для киностудии время длилось почти два десятилетия.

К этому времени Федор Конев уже занимал пост заместителя главного редактора киностудии. Но “Беларусьфильм” уже перестал быть тем местом, где царил дух творчества и куда он с удовольствием отправлялся на работу. Поэтому едва 28 февраля 1995 года ему исполнилось 60 лет, как он с легким сердцем вышел на пенсию.

За прошедшие с того времени годы Федор Конев опубликовал десяток повестей в белорусском журнале “Неман” и российском журнале “Арт Лад”. По его сценариям были сняты 5 художественных фильмов:

“Ожог” (1998 год, реж. Б. Шадурский);

“Бальное платье” (2002 год, реж. М. Касымова и И. Волох);

“Глубокое течение” (2004 год, реж. М. Касымова и И. Павлов);

“Я помню” (2005 год, реж. С. Сычев);

“Пока мы живы” (2007 год, реж. С. Сычев).

Фильмография

«Нечаянная любовь» (совм. с Г. Бекаревичем);

«Счастливый человек« (1970);

«Аннушка» (1973, к/а «Красный агат»);

«Пламя» (1974, совм. с Г. Буравкиным, В. Халипом);

«Обочина« (1978, совм. с Н. Круговых);

«Половодье» (1980, совм. с В. Адамчиком, В. Козько);

«Фруза« (1981, по пов. В. Быкова);

«Сад' (1983, совм. с В. Козько);

«Радуница' (1984, совм. с A.         Кудравцом);

«Личный интерес' (1986);

т/ф «Революционный этюд' (1977, по пов. М. Зарецкого);

к/м т/ф «Острова на далеких озерах» (1984, по пов. B. Гигевича)

к/м «Все кого-нибудь любят...« (1988);

«Белое озеро» (1992, совм. с И. Белоусом);

«Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах« (1994, по произв. Я. Барщевского, совм. с В. Туровым);

«Ожог' (1998, по пов. В. Сорокина);

«Глубокое течение» (2005, по произв. И. Шамякина);

«Я помню...« (2005);

аним. «Притча о Гасане» (1987);

В 1997 году на Белорусском телевидении был снят 26-минутный документальный фильм о Федоре Коневе – “Счастливый человек”.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ