СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Купалле (Іван Купала, Ян, Янаў дзень) з’яўляецца агульным усходнеславянскім святам, якое мае паганскія карані. І ў беларускай, і ў украінскай, і ў рускай культурах гэтае свята ідэнтычна асэнсавана — звязана з летнім сонцастаяннем. Святкуецца ў ноч з 6 на 7 ліпеня.
Купалле
В любую эпоху, в любое время суток девушки хотят выглядеть неотразимо. Представления о красоте менялись эпоха за эпохой. Идеалы через столетия менялись иногда друг другу до противоречий.
Эволюция понятия красоты: от дамы с горностаем до Анджелины Джоли
На усходнеславянскіх тэрыторыях існавала моцная традыцыя язычніцтва (паганства), таму распаўсюджванне хрысціянства сутыкнулася з пэўнымі перашкодамі.
Прыняцце хрысціянства на беларускіх землях
Шугаринг, или сахарная эпиляция - (от англ. «sugar» – сахар) – это методика удаления волос при помощи мягкой карамели.
Шугаринг, или сахарная эпиляция
Когда-то источниками света в люстрах были исключительно свечи, сегодня –– привычные лампы накаливая и люминесцентные лампы. О том, как собирают светильники, наш репортаж.
Как делают люстру?
Пасля бурнага Рэнесансу ў мастацтве пачынаецца новая эпоха – эпоха барока. З партугальскай мовы “барока” перакладаецца як “жамчужына няправільнай формы”. Гэта жамчужына адпавядала жыццю, такому ж няправільнаму, несправядліваму. Чалавек у барока думае аб сваім лёсе, спрачаецца з розумам, асэнсоўвае жыццё. Адсюль і бяруцца вычурныя формы, дынамізм, складанасць.
Пачатак эпохи барока на Беларусі
Программа ТВ

Музыка с характером Infracoraline

Музыка с характером Infracoraline

Когда музыканты группы «Infracoraline» слышат про себя определение «блюз-рок», у них в глазах мелькает непонимание. Они не могут дать характеристику своему стилю, но без усилий выполняют номер в духе Джека Уайта с гитарой, барабанами и женским вокалом на одной площадке. Музыканты рассказали о значении свободы в музыке, творческой близости с Грейс Слик и неравнодушной солиго

Катя: Я только что вернулась с отдыха, там было очень хорошо. Единственное что расстраивает - здешняя погода, слишком резкий переход…

Ваня: У меня две пересдачи. Расстройств больше, чем с погодой.

Катя: Зато у тебя есть борода (Смеются).

Музыканты собрались практически полным составом на крытой террасе ресторана «Лидо'. Вокалистка группы Екатерина Яковец практически на все вопросы отвечает сама. Сейчас она сидит напротив меня в окружении своих коллег по группе и будто бы отвлечённо, уводя взгляд в сторону пола, живо старается отвечать на все вопросы.

Катя: У нас раньше был другой состав. Из старого состава есть Никита и Ваня. Полтора года назад от нас ушёл бас-гитарист. Мы нашли нового. С ними вечные проблемы, они все какие-то скрытные…

Ваня: И пьют много. Но у нас в группе с алкоголем проблем нет. Были неприятности с репетициями по воскресениям, в час дня, когда после субботы невозможно нормально играть. Мы перенесли их на три часа, и всё наладилось.

Катя: После этого у нас пошли более продуктивные репетиции.

Ваня: Мы начали писать новые песни.

На вопрос «где вы репетируете?», вокалистка группы расплылась в своей фирменной улыбке и отмахнулась: «в небольшом кирпичном домике, посреди леса».

Катя (с недоумением смотрит на Ваню): Почему мы решили собрать группу?

Ваня: Это скорее к вам вопрос.

Катя: Потому что так получилось. У нас не было цели завоёвывать мир, не было цели получать за это деньги. Просто захотелось заниматься тем, что тебе по душе. Нашлись единомышленники, нашлись инструменты, и всё пошло само собой. Стало получаться не сразу, мы учились на своих ошибках, и пришли к тому, что есть сейчас, проделав большую работу. В том числе над собой.

После просьбы назвать музыку, которую ребята слушают в последнее время, музыканты неохотно, но с нарочитой серьёзностью, стали перебирать названия различных групп. Катя начала лихорадочно пролистывать плейлист своего телефона. Но никто так и не назвал ни одного исполнителя. Тогда я попросил назвать музыкантов по две любимые песни. На что Катя мгновенно отреагировала «Две – ни за что! Это слишком мало», и сразу перешла к следующему вопросу.

Катя: На нас оказал влияние Конфуций! А то, что мы похожи на «White Stripes» - это для меня большой комплимент. Нас считали похожими и на «Jefferson Airplane». Оказывается, мы даже были похожи на «Wolfmother». Но «White Stripes» у нас среди прочего стоят особняком – они совмещают в себе всё то, что мы любим. Они умеют сочетать несочетаемое, и это заслуживает уважения. Это красиво. Я очень уважаю Джека Уайта как музыканта, ведь он начинал с нуля и всего добился сам. У нас же нет конкретного, фиксированного стиля. Нашла я когда-то свои старые штаны, решила надеть, вот и весь стиль (Улыбается). Они весёлые, и подходят под характер нашей музыки. Многие люди называют нас инди-группой. Пожалуй, это понятие очень хорошо рифмуется с тем, что мы играем. Я не могу дать точную характеристику тому, что мы исполняем. Мы не хотим загонять себя в какие-то рамки. Слушаем много различной музыки, поэтому в нашем творчестве отражается множество стилей.

Никита: При этом мы стараемся играть больше своих песен, чем каверов. Это не принцип. Даже если группа играет кавер-версии знаменитых песен, публика жаждет услышать собственный стиль группы.

Катя: Мне понравилось играть кавер «Jefferson Airplane» (группа исполняла песню «Somebody to Love»), потому что в плане вокала было интересно попробовать петь как Грейс Слик. Стиль этой группы мне близок. Мы играем каверы, чтобы развеяться, попробовать что-то новое. Мы играли даже песню Мика Джаггера «God Gave Me Everything». Кажется, он исполняет её с Ленни Кравитцем.

Ваня: По-моему, музыканты исполняют каверы либо от скуки, либо если выступают на корпоративах. Мы не играем много каверов, потому что у нас есть свой материал и новые идеи.

Катя: Мы даже практиковали с электро-музыкой, пока нашего клавишника не забрали в армию.

Ваня: Когда у нас был синтезатор, мы ориентировались на творчество «The Dead Weather». У них великолепное звучание синтезатора.

Катя: Знаешь, в «Infracoraline» есть химия. Самое главное, чтобы в группе она была. Когда музыканты собираются вместе и начинают играть, между ними возникает определённая реакция. Если у них что-то не получается, значит химический процесс не пошёл.

О записи альбома:

Катя: Обещанный альбом? А когда мы обещали альбом?

Никита: Сейчас мы плотно работаем над новым материалом.

Ваня: Мы пробуем различные эксперименты со звучанием. Может даже в плане состава.

Катя: Цимбалы купим (Смеётся).

Ваня: Есть идея поиграть втроём. С бас-гитаристами нам как-то не везёт.

Катя: Мы планируем в скором времени записать EP, на который войдут новые песни. У нас летом было много концертов, так что было не до этого. Сейчас пойдёт настоящая работа.

Ваня: У нас есть материал для альбома, но этим песням уже много лет, они достаточно шаблонные. Хочется больше поработать над новыми песнями.

Никита: Поработать не помешает. У меня есть собственное мнение по поводу нашего звучания. Я люблю экспериментировать со звуком гитары. А ещё у меня есть эффект Whammy и много других интересных примочек. К музыке нужно относиться со всей душой.

О концертной деятельности:

Катя: Нам понравилось играть на фестивале «I need». По-моему, лучший музыкальный фестиваль, который может пройти у нас за городом, тематическийй, самый живой и настоящий. Музыка, любовь и рок-н-ролл!

Никита: Мы там нашли много новых друзей.

Катя: Также, у нас было отличное выступление на pre-party фестиваля «Новое лето» в Солигорске. Мы выступали там с «The Toobes». Была очень хорошая организация, за нами присматривали и к нам относились как к людям. А также, там неравнодушная и заводная публика.

Ваня: Мне нравится, когда кормят после концерта (Смеются).

Катя: В Минске тоже много хороших площадок для выступления. Мне понравилось выступать в клубе «Re:Public», но больше всего я люблю различные open air-ы. Хоть всё происходит и за городом, но там чувствуешь себя как-то свободнее.

Ваня: На фестивали типа «Рок за Бобров» нас не приглашали. У них свой формат, под который мы не очень-то подходим. Там сложно будет встретить, например, те группы, с которыми мы выступали на «I need».

Катя: Там очень много дядюшек в одинаковой форме, и меня это пугает. Какие-то ограждения везде…

Никита: Музыка должна быть свободной, чтобы люди на таких фестивалях не чувствовали нагрузку, будто за ними кто-то следит.

Отвлечённо:

Катя: Все дела группы мы держим в своих руках. У нас нет менеджера. Хотя, мы познакомились с одним. У него был полуметровый ирокез и такие же штаны, как у меня.

Ваня: Мы справляемся и без них. У нас вся ответственность лежит на Кате.

Катя: Ребята, а нужен ли нам менеджер? Знаешь, если ему придётся много платить, то он определённо нам не нужен.

Ваня: Да. Было бы неплохо наоборот, чтобы платили нам.

Катя: Кстати, я вспомнила группу, которая мне сейчас очень нравится. Это команда «The Silents». Это последнее, что я открыла для себя. Ребята, давайте назовём по одной группе. Так проще.

Ваня: Я недавно слушал Skrillex. Пожалуй, это всё, что я мог бы сказать.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ