СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Плазмотерапия – это инъекционная методика лечения собственной плазмой крови пациента.
Плазмотерапия
При въезде в Минск со стороны Московского направления, недалеко от станции метро «Восток», возвышается здание Национальной библиотеки Беларуси. Ее открытие состоялось в июне 2006 года.
История создания Национальной библиотеки
Беларуская народная песня «Купалінка» гучыць у выкананні легендарнага ансамбля «Песняры».
 «Купалінка» // Слухаць
Аквадермагенез – это косметологическая аппаратная методика, направленная на очищение кожи от ороговевших клеток эпидермиса, последующее омоложение и насыщение ее питательными веществами.
Аквадермагенез
Представительницам прекрасного будет полезно узнать, что входит в состав их ежедневного средства преображения. Подробности –– в видео.
Как делают косметический крем?
Маршрутное такси в Минске - один из самых мобильных видов среди городских транспортных средств.
Маршрутное такси Минска
Программа ТВ

«Работать было опаснее, чем выступать на ринге»

«Работать было опаснее, чем выступать на ринге»

История Александра Устинова. Чеченская война.

В Новосибирске Александр поступил в отряд милиции особого назначения. В ОМОНе он работал с 1997 по 2001 год.

«Я не задумывался о том, что служба в ОМОНе какая-то опасная или страшная. Видел молодых, крепких ребят, в обязанности которых в том числе входит посещение спортзала. Работа очень интересная, рутины не было. Мы, к примеру, работали с операми, которые занимались противодействием торговле наркотиками. Всегда шли на дежурство с удовольствием, на энтузиазме. Но работать было опаснее, чем выступать на ринге. Там цена твоей ошибки – проигрыш, а на службе – жизнь. Ни на одних весах не сравнишь».


На время его службы выпала активная боевая фаза второй чеченской войны. Бойцов ОМОНа отправляли в Чечню в командировки. О первой он даже не рассказал родителям – они узнали из благодарности, которую прислали от имени руководства подразделения сына:

«Время чеченских командировок пришло в 99-ом году. Во время первой командировки мы еще не понимали, что происходит, воспринимали как приключение. Работали на привычном энтузиазме, на такой же браваде – мол, здорово, наконец, куда-то из Новосибирска выехали. Во время второй командировки отношение изменилось - через два часа после приезда в Грозный ранили нашего товарища. После этого у нас все лишние мысли пропали, мы опустились на землю, поняли, что все серьезно, здесь уже решалась жизнь. Друга моего тоже в Чечне ранили. После его выписки из госпиталя мы еще три года вместе работали, пока я не переехал сюда. Я ему первые полгода доставал мелкие осколки из ног».

«Знаете, вообще все по-разному опасность воспринимали. Недавно ко мне в гости приезжал сослуживец. Он после моего увольнения еще лет пять работал. Я ему говорю: «Леша, вспомни, что у нас было тогда. Это же было опасно!». А он отвечает – нет, нормально. Спрашиваю – помнишь нашу базу старую, на которую грузовик заехал со взрывчаткой и все рядом взорвал? Бабах – и нет базы. Могли же ведь и мы там стоять! А он мне: «ну могли, но не стояли ведь». Многим нашим ребятам потом, после увольнения было тяжело найти замену этим ощущениям, этой обстановке. Они писали рапорта, чтобы их отправили в Анголу или другие горячие точки. Казалось бы – чего не хватает! Но им хотелось адреналина и опасности. А многие после первых командировок ушли в церковь. Понимаете, на войне сознание полностью меняется».


Фото из личного архива Александра Устинова

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ