СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
1.8°C
Ветер 3 м/с, С-З
Брест
0.1°C
Снег
Витебск




ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
3-я городская клиническая больница имени Е.В. Клумова за 185-летнюю историю из 50-коечной больницы постепенно превратилась в многопрофильную клинику на 540 мест.
3-я городская клиническая больница
Первая Конституция Социалистической Советской Республики Белоруссии была принята в феврале 1919 года I съездом Советов БССР.
Первая Конституция ССРБ
Фисташка –– один из самых древних орехов, о котором помнит история человечества. Этот продукт употребляли в пищу еще до нашей эры. Уже сто тысяч лет назад он рос на Ближнем Востоке, в Иране, Сирии и Европе.
Что полезного в фисташках?
Крывічы – заходнебалцкія плямёны, якімі была заселена Паўночная частка сучаснай Беларусі прыкладна 3500 гадоў таму назад. Заходняя мяжа тэрыторыі, дзе жылі крывічы, праходзіла ўздоўж Асвейскага возера, а на поўначы і ўсходзе яна сканчалася каля басейна ракі Дзясна.
Крывічы
Идеи для интерьера от дизайнера Ульяны Лукьяненко. Предлагаем внести нотку Востока в ваш интерьер –– сделать марокканский светильник.
Марокканский светильник из гофрокартона
К пенсии может быть начислена надбавка при возникновении определенных дополнительных условий, например, наличии потребности пенсионера в уходе.
Надбавки к пенсиям
Программа ТВ

Спецреп #2: Обидная правда

Спецреп #2: Обидная правда

Лет десять назад рэпер Стим сделал модным публичное обливание помоями русского хип-хопа. Так родился русскоязычный баттл-рэп – калька с немецкого.

Песни в этом стиле полны всамделишной ненавистью, знанием слабых мест отечественного хип-хопа, самовыдвижением в лидеры, хотя чаще всего их записывали школьники. Кто-то на таком рэпе вырос, кому-то это заменяло Евгения Вагановича из телевизора, но большинство не приняло такой агрессии. Сегодня я вспомню заветы баттл-рэперов, и посмотрю на культуру в их точки зрения.

Тяжело говорить о независимости белорусского рэпа: багажник не едет впереди машины, и традиции наших ребят в большинстве своём просто содраны с ранних аналогов. Это касается словечек, одежды, поведения, тематики. Давайте начистоту: белорусская хип-хоп культура ничего аутентичного не выдала. Завсегдатаи форумов возмутятся, а адекватные люди поймут такую точку зрения.

Самое главное в том, что это не есть плохо. Существует белорусский хип-хоп, свой цех артистов. Они известны у нас (считанные единицы – за рубежом). Их проще привезти на свой новоиспечённый фест, потому что они сговорчивее и меньше стоят, чем известные русские и, простите, западные артисты. Можно ощутить гордость за то, что и наши ребята - часть мировой культуры. Но только без лозунгов и хвастовства: хвастаться нечем.

При этом, у белорусского рэпа есть перспективы. Но для того, чтобы перспективы не остались лишь ими, нужен ещё вагон и маленькая тележка других факторов.

У нас есть талантливые артисты. Все их знают (говоря «все», я подразумеваю хип-хоп сообщество). Правда, я их знаю гораздо больше, чем принято в среднем загибать пальцев при просьбе «назови крутых белорусских рэперов». Просто они не хотят лезть в модные тусовки, не живут в Минске, и слишком открыто плюют на известность через нужные знакомства. И никто не придёт, чтобы заработать на них денег, но при этом дать таким рэперам в сотни раз больше ушей, чем сейчас.

Никто не придёт, потому что в нашей стране нет сильных продюсеров, работающих с хип-хопом. Это Макс Корж подписал контракт с российским Respecta Net, а белорусский хип-хоп продолжает жить без сильных мира сего, питаясь свободным воздухом. И дымом, если верить песням некоторых исполнителей. Естественный выход - объявить мейнстрим андерграундом. Именно поэтому самые популярные стили рэпа СНГ имеют у нас такой статус: так проще объяснить самому себе, почему музыка хорошая, но нужна трём с половиной анонимам на форуме.

Весь рэп, который у нас на слуху, слишком похож друг на друга. Лирики, «дворовые пацаны», позитивные «улыбаторы», депрессивные «психи», бытописатели, попсовики. Таким наш хип-хоп остаётся уже долго, и таким останется ещё на много лет. То, что не на слуху и при этом адекватное – гораздо разнообразнее, но образ «белорусского рэпа» уже создан, и никто не даст добавить своих красок. Чтобы сделать это, нужно знать определённых людей, уметь крутиться в жёстком мире, в котором ты изначально никому не нужен.

Белорусский слушатель, если он только не выходец из какой-то местной тусовки, всегда (это правило) узнаёт сначала российских исполнителей, и лишь потом (не всегда) – белорусских. Это не потому, что россияне монополисты – просто рэп у них будет побогаче стилями и признанными талантами. Наша местечковая культура пачками производит одинаковых МС. В России тоже так, но «пачки» талантов там будут всё же объёмней – и страна ведь в разы больше, и возможности – шире.

Насчёт одинаковых МС. В одной социальной сети я с ребятами веду публичную страницу, высмеивающую типичные черты рэперов моего города. Странице больше года, и я поражаюсь тому, что примерно 90 процентов музыки, которую нас просят разместить местные исполнители – это унылая начитка уставшими голосами под однообразный бит. Темы, конечно же, о том, что… Не знаю, сложно определить. Кажется, что всё таки ни о чём.

И это противодействие между так называемыми «старой» и «новой» школами. Мало того, что у нас эти понятия искажены (маргинальный рэпчик под некачественные биты без клэпов – олдскул, всё остальное – нью скул), так ведь и глупое противостояние мешает развиваться вместе. В Витебске мы как-то решили провести совместный концерт: исполнителям было круто, и за кулисами мы выглядели одной компанией, а слушатели всё равно «качали» только своим.

У белорусского рэпа слишком много проблем. Это и вышеописанные: ненужность, узость, калькированность, противодействие. Это и масса других, о которых стоит поговорить в другой раз

И все перспективы оказываются несбыточной мечтой.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ