СТИХИ ИЗ ПЕСКА
Погода
12.8°C
Дымка
Брест
13.1°C
Без особых явлений
Витебск
17.4°C
Без особых явлений
Гомель
12.6°C
Дымка
Гродно
13.6°C
Гроза
Минск
15.4°C
Без особых явлений
Могилёв
ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ
РУССКИЙ ЯЗЫК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ
Сейчас смотрят
Ежедневно, 24 часа в сутки, информагентства готовят сообщения, рассказывающие об основных событиях в стране и мире
Информационные агентства Беларуси
Мірскі замак — унікальны помнік нацыянальнай культуры Беларусі, адзін з найпрыгажэйшых замкаў нашай краіны. Гэта месца, дзе жывуць легенды. Уся Беларусь запрашае дакрануцца да гісторыі.
Мірскія хронікі. Афармленне замка
«Русское общество» создано зарегистрировано Министерством юстиции Республики Беларусь 9 февраля 1995 года. Объединение имеет представительства во всех областях страны.
Республиканское общественное объединение «Русское общество»
Дрогичинский район расположен в юго-западной части Брестской области.
Дрогичинский район
Уладзімір Марцінавіч Хадыка (1905–1940) — беларускі паэт і перакладчык. У відэа — кароткія звесткі пра творчасць і верш пра каханне. Аўтар апавядае не толькі праз словы, але і праз мастацкія вобразы на пяску.
Уладзімір Хадыка
Выезды из Вилейки
Выезды из Вилейки
Программа ТВ

Хип-хоп #2: Белорусский рэп

Хип-хоп #2: Белорусский рэп

Это был очень трудоёмкий процесс. Из иностранной песни вырезали часть без голоса и ставили на повтор.

На второй магнитофон записывали свой трек: включали закольцованный бит, поверх которого исполнители зачитывали свои тексты. Записывали в квартирах и подвалах, поэтому посторонние шумы были частью композиций. Получалась аудиодорожка с «убитыми» басами и верхними частотами — на слух жутковато.  Но кассеты с треками быстро разлетались по тусовкам разных городов. Это было началом белорусского хип-хопа.

На студиях солнечной Калифорнии, мрачного Детройта и перенаселённого Нью-Йорка создавалась не просто музыка – появлялась на свет новая субкультура. Миролюбивые ритмы негритянских фанка и соула в девяностых превратились в выражение жёсткого протеста. Хип-хоп вышел за пересек границы американского континента, напрочь забыв о расовой принадлежности.

В независимой Беларуси, которой не было тогда и пяти лет, среди подростков, обменивавшихся редкими плёнками с американскими Wu-Tang Clan и Public Enemy, появились местные записи. Среди кассет с иностранным хип-хопом всё чаще попадались компиляции на русском. Это было невероятно: оказывается, белорусские ребята тоже могут делать рэп! Ради этого они действительно шаманили с аппаратурой и музыкой: качество треков было низким, и звучало всё как-то по-детски. Но полтора десятка лет назад и это было чудом, и на огрехи никто не обращал внимания.

Местные ребята записывали речитатив на музыку, оригинал которой был до дыр заслушан на кассетнике, и выражая собственные срифмованные мысли. За океаном хип-хоп переживал свой «Золотой век», денежный оборот индустрии уже составлял миллионы долларов. А наши подростки собирались большими компаниями в гаражах, подвалах и квартирах и делали всё ту же уличную музыку, неиспорченную большими деньгами и вниманием масс: наивную, некачественную, но – свою.

Первое поколение белорусского хип-хопа старалось одеваться так же, как и рэперы за океаном. На улицах появились компании людей в широких штанах и необъятных футболках. Они любили пошуметь, поиграть в стритбол, поразмяться с «волосатыми'… Музыканты начали давать первые концерты: сначала в чьём-то гараже, затем – в первых клубах, открывших двери для хип-хопа и его фанатов.  Для друзей на магнитофонах перезаписывались кассеты лепельского «Удара Банды», могилёвского «Южного Центра», минских «Безопасных Спичек», витебских «Подвальных рифм», гомельских «Хозяев'…  Хип-хоп превратился из жанра любителей-одиночек в музыку масс. Читающих рэп в переходах гоняла милиция, на шумные компании жаловались жильцы домов, но хип-хоп продолжал звучать. В то время как рэперы-афроамериканцы устраивали уличные перестрелки и так называемые «войны побережий», наши ребята были настроены мирно: на стенах появлялись граффити, в подвалах и на улицах репетировали номера новые танцевальные команды, а перила и парапеты всерьёз заняли скейтеры и BMX-еры.

Это было время бунта, пощёчин идеалам и традициям постсоветского времени. Рокеры, панки, рэперы – при всём различии во взглядах выражали общий протест против сложившегося уклада жизни. Для начинателей улица стала детством и юностью, музой и даже учителем. Она могла опустить на самое дно, могла помочь достичь мечты. Политики что-то бурно обсуждали на экранах телевизоров, певцы записывали новые шлягеры в студиях, новые хозяева жизни учились носить костюмы, а бунтари собирались в компании и обсуждали музыку на баскетбольных площадках. Рэперы охотились за зажёванными кассетами Gang Starr, постерами Wu-Tang Clan и штанами как можно шире. Ещё парни сами делали рэп, который и стал основой для развития белорусского хип-хопа в будущем.

Сегодня, спустя почти два десятка лет, даже школьники имеют профессиональные микрофоны. Битмейкеры всё так же семплируют, но теперь это часть стиля – написать целые симфонии можно и дома, пользуясь специальными музыкальными редакторами. Многие даже не подозревают, что их сосед за стенкой – известный музыкант, и свою музыку делает на дому.

Белорусский хип-хоп представлен в разных стилях: от мягкой лирики до кислотных звуков дабстепа с харшем на припеве. Аудитория расширяется, потому что хип-хоп подминает под себя известные жанры. Никого не удивишь живой музыкой на концерте – «Подвальные рифмы» так делали ещё в девяносто восьмом. Но и классический хип-хоп по-прежнему находит своего слушателя. Это гибкая музыка. Рок вязнет в канонах, а хип-хоп вбирает в себя абсолютно всё: от обработки мелодий классической музыки до бас-гитары и танцевальных ритмов.

Некоторые исполнители известны за рубежом: Музаскат и Муровей пишут отличные биты, а DeShawn сочиняет для американских музыкантов. Макс Корж, куда бы ни приехал, собирает полные залы. Хиты Серёги несколько лет подряд звучали на каждом углу во всём СНГ, а группа «Нестандартный вариант» получила ротацию на телеканалах и радио.

Танцевальные команды есть в каждом городе Беларуси: одни танцуют под руководством профессиональных хореографов, другие учатся сами. Уличные художники расписывают по ночам дома и остановки разными стилями граффити. Это творчество подпадает под действие закона о вандализме, и авторам рисунков грозит до 15 суток ареста. Но в последние несколько лет отмечается положительный сдвиг: санкционированные конкурсы граффити проводятся в Бобруйске, Колодищах, Минске и других городах страны. Ежегодно участники, внесшие особый вклад в развитие хип-хопа, награждаются премией Street Awards.

За яркой и блестящей обёрткой по-прежнему кроется всё та же нефильтрованная субкультура бунтарей и маргиналов. Любой по-прежнему волен взять микрофон в руки, а может обойтись и без него. Ему не нужны будут инструменты – друг сделает бит прямо на улице. И для того, чтобы проявить себя, не всегда нужны модные сцены – вокруг и так соберётся толпа.

Хип-хоп нельзя оценить количеством нулей в контрактах и проданных билетов в кассах клубов. Его ценность — в таланте молодых парней и девушек, представляющих одну из самых популярных урбанистических культур.

3D ЭКСКУРСИИ
КЛИПЫ
СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА
Видеопрезентация
МНЕНИЕ
ВОПРОС-ОТВЕТ